Коронавирус у кошек

Содержание

Коронавирусные инфекции кошек

Т.В. МАСЛЕННИКОВА, практикующий ветеринарный врач

Кошки восприимчивы к инфицированию несколькими видами коронавирусов: в зависимости от вида возбудителя различаются клинические признаки от бессимптомного течения и энтеритов средней тяжести до широко распространенного фибринозного серозита и васкулита, известного как кошачий инфекционный перитонит. Классический экссудативный (влажный) кошачий инфекционный перитонит (FIP) характеризуется выпотеванием липкой соломенного цвета жидкости в перитонеальную и плевральную полости. Неэкссудативный (сухой) FIP характеризуется проявлением хронического гранулематоза органов и систем. Обе формы, к сожалению, фатальны.

Первые публикации относительно FIP были сделаны в 1963 году Holzworth, но только спустя почти 20 лет был выделен вирус, вызывающий FIP (Horzinek & Osterhaus, 1977). Энтериты средней тяжести, ассоциированные с коронавирусной инфекцией, были впервые описаны в 1981 (Pedersen et al., 1981), несмотря на то что предыдущие серологические обследования показали наличие антител у 20% домашних и 95% диких кошек (Pedersen, 1976; Osterhaus et al., 1977).

Помимо штаммов коронавирусов кошек, вызывающих FIP (FIP=FIPV) и энтериты (коронавирусный энтерит кошек FECV), некоторые штаммы коронавирусов собак способны инфицировать кошек, что было доказано экспериментально.

этиология

Коронавирусы относятся к семейству плеоморфных РНК-содержащих вирусов приблизительно 100 нм в диаметре и окруженные характерной короной.

Коронавирусы — относительно лабильные вирусы кошек, погибающие в течение 1-2 дней при комнатной температуре.

Они легко инактивируются при воздействии высокой температуры и большинства дезинфицирующих средств и детергентов, но относительно устойчивы к фонолам, низкой температуре и низкому водородному показателю. Так, например, вирус FIP остается устойчивым в гомогенате органов в течение многих месяцев при температуре — 70 С, сопротивляясь повторному замораживанию и размораживанию.

Классификация коронавирусов, которыми инфицируются кошки очень запутана и, вероятно, будет расшифрована только при изучении их молекулярной структуры. FIP и FECV первоначально рассматривались как отдельные разновидности, но теперь их часто рассматривают как экстремальные значения спектра кошачьих коронавирусов в зависимости от инфицирующей способности и патогенности.

Действительно предполагалось, что штаммы вируса FIP являются мутантами FECV. Конечно, они очень близко связаны и их трудно дифференцировать в условиях лаборатории. Однако некоторые исследователи нашли различия между этими вирусами, используя моноклональные антитела.

FIPV и FECV являются представителями большой группы коронавирусов, которая включает также вирус трансмиссивного гастроэнтерита свиней (TGEV) и коронавирус собак (CCV), а также коронавирусы дыхательного тракта 229Е человека. Некоторые различия в антигенной структуре и геномах TGEV и FIPV были обнаружены при лабораторных исследованиях, а FIPV и CCV наоборот оказались очень близки по структуре.

патогенез

Клиническое проявление коронавирусной инфекции у кошек зависит от нескольких факторов, включая разновидность штамма и дозу вируса, возраст, иммунное состояние и других врожденных характеристик кошек. В частности, штамм вируса и способность организма проявить клеточный иммунный ответ являются важными показателями в определении патогенеза заболевания. Роль антител в течении инфекционного перитонита кошек очень сложна, так как распространение иммуноглобулинов может вызвать клинические проявления и дальнейшее течение болезни. Обычный путь заражения — оральный, хотя некоторые исследователи указывают на важность ингаляционного и респираторного инфицирования.

Трансплацентарная передача вируса также возможна. После орального заражения FIPV, FECV, CCV вирус может быть выделен из слюны и фекалий экспериментально зараженных животных. Воротами инфекции вируса являются миндалины и тонкий кишечник, хотя вирус может быть найден также в брыжеечных лимфоузлах, такой перенос осуществляется макрофагами. Кишечная инфекция бывает иногда в виде умеренной или более серьезной диареи, хотя течение обычно бывает бессимптомным.

Согласно схеме, которая описывает возможный ход событий при коронавирусной инфекции, если вирус имеет низкую патогенность или если организм животного проявляет выраженный иммунный ответ, то вирус элиминируется (или, по крайней мере, его распространение контролируется) и никаких дальнейших клинических симптомов не наблюдается. Это проявляется в случае заражения FECV или большинством штаммов CCV.

После инфицирования более патогенными FIP-стимулирующими штаммами вируса и при отсутствии выраженного клеточного ответа, развивается виремия и вирус распространяется в различных органах и тканях. Макрофаги играют важную роль в распространении вируса. Тип вирусного инфекционного перитонита зависит от уровня клеточного иммунного ответа кошек, У особей со слабым клеточным иммунным ответом развивается острый влажный инфекционный перитонит, а с умеренным иммунным ответом развивается хроническая гранулематозная форма сухого FIP. Проявление клинических симптомов влажной формы начинается спустя три недели от момента заражения. Для сухой формы требуется более длительное время.

Роль антител в патогенезе инфекционного перитонита сложна. Хотя инфицированные животные и продуцируют большое количество антител, которые могут нейтрализовать вирус, но распространение иммуноглобулинов может вызвать ускоренное развитие влажного FIP у кошек. Механизм этого усиления неизвестен, хотя предполагается, что это может происходить из-за опсонизации вируса, связанного антителом, таким образом идет усиленное поглощение вируса макрофагами. Альтернативно, данный процесс может протекать по пути создания депо иммунного комплекса и активизации эндотелия стенки сосудов.

Феномен нарастания титра антител, очевидно, нужно учитывать при вакцинации, но их роль в патогенезе большинства случаев FIP пока неизвестна.

клинические признаки

Имеется несколько клинических признаков, сопутствующих коронавирусной инфекции кошек, но в большинстве случаев никаких симптомов не наблюдается. Энтерит при коронавирусной инфекции низкой вирулентности (например, FECV) — умеренной и короткой продолжительности. Обычно это бывает у котят, особенно после отъема от матери. Диарея развивается через 2-7 дн. после экспериментального заражения. Иногда диарее предшествует проходящая рвота. Более тяжело FIP протекает в сочетании с бактериальной инфекцией, но сообщения о фатальной геморрагической диарее редки.

Начальные симптомы при влажной и сухой формах неспецифичны и могут быть пропущены при осмотре и наблюдении. Общие симптомы обоих форм инфекционного перитонита включают: анорексию, депрессию, летаргию, колеблющуюся антибиотиконезависимую лихорадку, потерю веса, неспецифический гастроэнтерит, анемию, одышку, желтуху.

Влажный (экссудативный) тип вызывает иммунокомплекс, повреждающий малые кровеносные сосуды, вызывая тем самым утечку белка в виде выпота в замкнутые естественные полости тела. При этой форме FIP развитие болезни прогрессирует, усиливается расширение брюшной полости, обусловленное накоплением асцитной жидкости. У 25% кошек с этой формой идет одновременное накопление выпота в плевральной полости.

При неэкссудативной (сухой) форме гранулематозные поражения развиваются в ряде органов и клинические симптомы зависят от поражения того или иного органа. Наиболее сильно повреждаются органы брюшной полости (особенно печень, почки), центральная нервная система и глаза.

Следовательно, наиболее яркими клиническими признаками являются потеря веса, депрессия и эпизодическая гипертермия. Поражения ЦНС могут привести к ряду неврологических симптомов, включая атаксию, параличи, парезы, нарушение координации, нистагм, припадки и параличи периферических нервов.

При поражении глаз развиваются иридоциклиты, ретиниты, увеиты различной степени тяжести, которые могут быть единственным клиническим проявлением болезни.

Хотя две формы заболевания описываются как различные, они не являются взаимоисключающими. Поражения глаз и ЦНС могут обнаруживаться в 10% случаев при влажной форме и очень много кошек имеют поражения, характерные для сухой формы, но это обнаруживается, к сожалению, только при вскрытии трупа. Имеются также описания случаев влажной формы FIP на фазе восстановления, но затем развивается сухая форма болезни.

диагноз

Постановка диагноза (особенно при сухой форме) значительно затруднена и должна быть основана на клинических признаках и результатах лабораторных исследований. Для окончательного диагноза необходимо проводить биопсию тканей и их микроскопическое исследование.

Из-за неспецифического характера клинических симптомов, сопутствующих, в частности, сухой форме болезни, FIP сопровождается потерей веса, отсутствием аппетита и гипертермией. К другим болезням, которые должны рассматриваться в таких случаях относятся FELV, FIV инфекции, токсоплазмоз.

Очень осторожное исследование глаз должно проводиться у подозреваемых животных, так как только глаза могут иметь единственное легко обнаруживаемое повреждение. Когда происходит плевральный выпот или формируется асцит, инфекционный перитонит один из главных дифференциальных диагнозов.

В США, например, проводили радиографию брюшной полости для постановки диагноза, при этом проявлялся феномен "ground glass" ("матовое стекло") при наполнении жидкостью брюшной полости серозные поверхности рассеяны и распознавание специфических органов невозможно.

Даже после проведенного центеза жидкости трудно различать линии и очертания органов в брюшной полости. Диагностика не основывается на рентгенографии, но в дифференциальной диагностике эти данные использовать можно. FIP должен рассматриваться также при неврологической симптоматике, когда причина последней не выявлена.

Влажная форма должна быть дифференцирована от других причин асцита и/или плеврального выпота типа лим-фоцитарного холангита, опухолей, пиоторакса, бактериального перитонита, порока сердца и цирроза печени. Удаление жидкости из полости и ее анализ позволяет отличить инфекционный перитонит от других болезней, хотя кошки с лимфоцитарным холангитом могут иметь асцитную жидкость с подобными биохимическими свойствами. При влажной форме жидкость часто желтая или серая и очень липкая и вязкая, она имеет высокую концентрацию белка, в значительной степени содержащую гаммаглобулины, легко вспенивается при взбалтывании. Если оставить жидкость для отстаивания, то образуется сгусток. Микроскопическое исследование жидкости показывает наличие нейтрофилов, лимфоцитов, макрофагов и мезотелиальных клеток. У представителей семейства кошачьих наряду с поражениями глаз и ЦНС идет также увеличение сывороточного белка в выпотах, клетки обнаруживают во всех жидкостях организма, в том числе и в цереброспинальном ликворе.

Гематологические изменения как при влажной, так и при сухой форме сходны. Наблюдается лейкоцитоз с нейтрофилией, лимфопения, умеренная нерегенеративная анемия. Инфекция, сочетанная с FeLV, вызывает более глубокую анемию и часто сопровождается панлейкопенией.

Уровень сывороточного белка — один из наиболее важных стандартных биохимических тестов для FIP. Как при влажной, так и при сухой форме наблюдается гиперпротеинемия с повышенным содержанием гаммаглобулина из-за формирования большого количества антител к коронавирусу. На ранних стадиях болезни время свертывания крови значительно уменьшается, но в ходе болезни увеличивается. Другие биохимические параметры, такие как ферменты печени, билирубин, моча, могут изменяться вследствие развития гранулематозных поражений в релевантных органах.

Выделение коронавируса при клиническом течении обычно невозможно, если это и удавалось, то одна из трудностей заключалась в культивировании штаммов данного возбудителя.

В будущем такие методы обнаружения иммунных комплексов, как ELISA, IFA, PCR, ELISA (KELA), а также биологические пробы типа реакции вирусной нейтрализации, будут широко использоваться в ветеринарной практике, но пока такие тесты используют как индикаторы коронавирусной инфекции. Основной недостаток предложенных тестов заключается в трудности определения FIP-стимулирующих и тонкокишечных штаммов, а также после реконвалесценции и текущей инфекции. Высокие титры более показательны для общей инфекции, и, если они сопровождаются клиническими симптомами, то часто расцениваются как диагностика FIP. Более низкие титры обычно интерпретируются как проявление инфекции тонкого отдела кишечника. Однако сыворотка некоторых кошек с острой экссудативной формой перитонита может не содержать вообще антител. И наоборот, высокие титры антител могут обнаруживаться у кошек без проявления клинических симптомов, возможно, в процессе реконвалесценции. Это еще раз доказывает сложность интерпретации серологических тестов на FIP и невозможность применения их как единственных для подтверждения диагноза. Следовательно, эутаназия не должна проводиться только на основе данных тестов.

Окончательный диагноз на FIP возможен только при гистологическом исследовании биопсийного или посмертного материала.

патологоанатомические изменения

Характерной особенностью при вскрытии брюшной полости кошки при экссудативной форме инфекционного перитонита является наличие большого количества асцитной жидкости, в объеме нескольких сотен миллилитров. Асцитная жидкость соломенно-желтая или серая может быть чистой или содержать нити фибрина. Плевральные выпоты имеют подобный вид. Многие серозные поверхности покрыты серовато-белым фибринозным налетом, сальник часто непрозрачный, утолщенный и зернистый. Гранулематозные повреждения внутри органов появляются как белые очаги на поверхности разреза. В грудной полости плевральные повреждения часто простираются и на легкие. Асцит при не-экссудативной форме FIP редко имеет фибринозный экссудат, но часто обнаруживаются гранулемы разных размеров, хотя многие из них (при сухой форме) мелкие и подобны тем, которые находят у кошек с влажной формой, в некоторых органах (особенно: печень, почки, лимфоузлы) повреждения могут достигать нескольких сантиметров в диаметре. Макроскопические изменения в центральной нервной системе встречаются редко. Макроскопические изменения глаз уже описаны ранее.

гистопатология

При влажной форме FIP имеется фибринозный налет на серозных поверхностях большинства внутренних органов. Сальник и серозная оболочка содержат многочисленные маленькие пиогранулемы, некоторые из которых видны невооруженным глазом и очаги мезотелиальной гиперплазии, особенно на селезенке. Гранулемы обычно состоят из некротического центра и нейтрофилов, окруженных лимфоцитами, плазматическими клетками и множеством активных макрофагов.

Гранулематозные инфильтраты в печени могут включать желчные пути (васкулит стенки желчного пузыря).

В лимфоидных органах брюшной полости отмечена фолликулярная гиперплазия, пиогранулематозные очаги отмечены как в мезентериальных лимфоузлах, так и в селезенке.

Гистопатологические изменения в ЦНС проявляются в виде флебита мозговых и хориоидальной оболочек, но при отсутствии тромбоза.

Фибриноцеллюлярный экссудат, обнаруживаемый внутри глаза, делает внутриглазную жидкость мутной на вид. В сосудистой оболочке глаза могут накапливаться излишки меланина.

Повреждения в скелетных мышцах, яичках, периферийных нервах и мочевом пузыре редки.

лечение

К сожалению, этиотропных средств для лечения FIP не существует. При появлении признаков влажного или сухого FIP, прогноз неблагоприятный. Удаление жидкости обеспечивает только временное облегчение, поскольку новая асцитная жидкость накапливается очень быстро. Комбинированная терапия с использованием преднизолона и циклофосфамида могут вызвать длительную ремиссию. Однако такое улучшение только временное и более длительный прием кортикостероидов может ухудшить состояние вследствие подавления клеточного иммунитета. Также должны использоваться антибиотики широкого спектра действия.

Некоторые иммуномодуляторы, рекомбинантный ДНК содержащий человеческий альфа интерферон и кошачий фибробластический бета интерферон показали хороший антивирусный эффект против коронавирусов in vitro, но при исследовании на кошках они оказались неэффективными.

На ранних стадиях ribaviran (Virazole), adenine arabinoside (Vidarabine) так же показали эффективность при коронавирусных инфекциях, однако токсический эффект рибавирана проявляется в терапевтических дозах.

AZT (Retrovir) и acyclovir (Zovirax) не эффективны.

Амфотерицин Б и макролиды, используемые для лечения системных микозов, показали хорошие результаты in vitro. Однако нефротоксический эффект амфотерицина Б серьезно снижает возможность его использования при данном заболевании.

Некоторый успех был достигнут при применении иммуномодулятора promodulin. Очень редко некоторые кошки поправляются от инфекционного перитонита, хотя роль примененного лечения здесь обычно не ясна. Вероятно, симптоматическое лечение и специальный уход наиболее эффективны на ранних стадиях развития болезни.

В США для лечения FIP при поражениях ограниченных только глазами используют субконъюнктивальные инъекции ацетонида триамцинолона.

Наибольший успех может быть получен только при использовании комбинированной терапии. Например, использование антивирусного агента для подавления вирусного роста и иммуномодулятора для повышения иммунного статуса (комбинация рибавирина и альфа интерферона) дает хороший синергический эффект против коронавирусов in vitro.

К сожалению, вопросы эффективного лечения находятся только в стадии разработки.

профилактика и контроль

Сообщения о коронавирусной инфекции у домашних кошек есть во всем мире, что касается других диких представителей семейства кошачьих, то коронавирусная инфекция описывается только у животных, содержащихся в зоопарках. Серологические обследования кошек позволяют предположить, что инфекция есть у 20% домашних котов и у 95% диких. Такие обследования не могут, конечно, дифференцировать FIP стимулирующие штаммы, FECV или CCV.

Клинически FIP проявляется у кошек любого возраста, хотя наиболее часто болеют животные моложе 2 лет и старше 11 лет. В Англии FIP встречается у породистых кошек, например, у бирманских и персидских.

Большинство кошек, вероятно, инфицируется от матери или от других взрослых особей или котятами в течении первых недель жизни, хотя также может происходить и горизонтальное заражение среди взрослых восприимчивых животных.

Некоторые коронавирусы собаки могут поражать кошек, хотя их роль в эпидемиологии болезни пока неизвестна.

Кошачий (и собачьи) коронавирусы, как доказано экспериментально, выделяются с фекалиями и слюной у кошек на протяжении от нескольких дней до недель до начала клинического течения болезни. Вероятно, инфицированные животные являются источником инфекции для других особей данного вида до начала клинического проявления заболевания, что, естественно, осложняет контролирование вируса в популяции. Кроме того, эпидемиологические и экспериментальные исследования показывают, что кошки постоянно инфицируемые коронавирусами могут быть источником заражения других животных. Однако, механизм и местонахождения постоянной инфекции, количество распространяемого вируса и длительность периода инфицирования пока не известны.

В Европе пока никакая коммерческая вакцина не применяется. В США существует атенуированная живая вакцина против FIP — Primucell FIP, разработанная Smith Kline Beecham применяемая интраназально, но она запатентована только в США, а в Европе пока подвергается лабораторным испытаниям.

Контроль над коронавирусной инфекцией крайне труден, так как предложенные тесты несовершенны. Кроме того, некоторые кошки могут быть бессимптомными переносчиками. Выделение вируса затруднено. Никакая вакцина не дает 100 % гарантии. Следовательно, имеется 2 главных пути контроля.

  1. Общая ликвидация всей коронавирусной инфекции.
  2. Прагматичный допуск (толерантность).

Вышеупомянутые подходы реальны только в ограниченных ситуациях, например, в размножающихся колониях экспериментальных животных. Во многих колониях контроль зависит в значительной степени от строгих гигиенических предостороженностей, не допускающих попадания любой инфекции.

Коронавирус у кошек: симптомы, диагностика, терапия

Больные и контактирующие кошки должны быть изолированы, а помещение после них должно быть очищено и дезинфицировано. Карантин и серологическое тестирование помогут не допустить новые инфекции. В сероположительных колониях котята должны отделяться от матерей в 2-6 недель, такой ранний отъем и выращивание в изоляции поможет ликвидировать вирус в колонии.

Так как FeLV может активизировать скрытый FIP и вызывать более серьёзную болезнь, то животные должны проверяться на FeLV. Стрессовые ситуации вызванные внутренними или внешними причинами снижают естественную резистентность организма к вирусу, поэтому необходимо обеспечить животному правильное питание, бороться с паразитами, лечить любое недомогание.

FIP наиболее опасен при групповом содержании в питомниках и кошачьих гостиницах.

Эпизоотология "Ветеринар" — № 3 1998

Другие статьи этого раздела

Malassezia pachydermatis и кожное заболевание у собак
Аспекты наследственного заболевания глаз у породистой собаки
Влияние диеты
Волчанки
Вопросы диагностики и терапии почечной недостаточности
Гастриты, язвы и бактерии Helicobacter spp, у людей, собак и кошек
Гастрэктазия у собак
Гепатоэнцефалопатия у кошек и собак
Гиперсенсибилизация на "укусы" насекомых у плотоядных
Демодекоз собак
Демодекоз у собак2
Диетотерапия заболеваний печени у собак
Диетотерапия почечной недостаточности
Коронавирусные инфекции кошек
Методика наложения хирургических швов на мягкие ткани: современные рекомендации для собаки и кошки
Может ли диета изменить поведение?
Наблюдения за течкой и беременностью у суки
Острая диарея
Отравление парацетамолом
Патология молочных желез у собаки и кошки
Переливание крови у кошек и собак
Пищевая клетчатка и ожирение: Правда и вымысел
Противоинфекционная терапия глаза
Рациональная антибиотикотерапия пиодермитов
Рентгенограммы, специально предназначенные для постановки диагноза у больного
Снижение веса тела кошек, страдающих ожирением, методом контролируемого потребления калорий
Составные элементы анализа мочи
Спинальные травмы: клиническая оценка и лечение
Спинномозговая пункция
Сухой корм для кошек и состояние их мочевых путей
Хирургическое лечение Дистихиазиса

Короновирусная инфекция кошек. Вирусный перитонит кошек

Н.Г. Решетникова, главный  ветеринарный врач клиники "БИОСФЕРА" Краснодар

Короновирусная инфекция широко распространена в популяциях домашних кошек по всему миру. Не мало неприятностей доставляет это заболевание и владельцам крупных питомников породистых кошек. Заболевание имеет широкий спектр клинических проявлений — от диареи до классического выпотного перитонита. Однако, болезнь может длительно протекать совершенно бессимптомно.

Короновирусы кошек принято подразделять на две группы по степени патогенности штаммов.

  • Высокопатогенные штаммы – вирус инфекционного перитонита кошек (ВИПК).
  • Штаммы, вызывающие легкие энтериты или вообще безопасные для здоровья – кишечные короновирусы кошек (ККВК).

Обе группы штаммов считаются единой популяцией вирусов, но с различной степенью патогенности. Однако, было установлено, что ВИПК является мутацией ККВК, которая происходит спонтанно в организме кошек во время течения болезни (Рedersen, 1981).

Несомненно, все штаммы короновируса кошек очень тесно взаимосвязаны и их трудно отличить в лабораторных условиях, но было обнаружено, что с помощью моноклональных антител можно осуществить дифференциацию между ВИПК и ККВК (Fiscu & Teramoto 1987).

Короновирусная инфекция кошек имеет множество клинических осложнений, включая влажный и сухой инфекционный перитонит (ИПК). Классический или выпотный перитонит характеризуется появлением тягучей соломенного цвета жидкости в перитониальной и плевральной полостях. При сухом ИПК развиваются хронические гранулематозные патологические изменения во многих органах, что соответственно, ведет к большому разнообразию клинических проявлений болезни. Оба вида перитонита почти всегда приводят к летальному исходу болезни.

Впервые заболевание было описано в 1963 году (Холзворс, 1963), однако, вирус был выявлен значительно позднее в 1977 году (Horzinek & Osterhaus, 1977) и только в 1981 году энтерит кошек, вызванный короновирусом, был официально зарегистрирован документально (Pedersen, 1981).

Так же установлено, что кошки могут быть инфицированы некоторыми штаммами короновируса собак.

ЭТИОЛОГИЯ

Короновирус — плеоморфный РНК-вирус, имеющий характерную оболочку в виде кольца или короны, с большими лепестками в форме выступов ( пепломеры или спайки). С помощью этих пепломеров вирус прикрепляется к клеткам и, по предположению ряда исследователей, они же являются мишенью для вируснейтрализующих антител ( Vennema, 1990). Диаметр вируса около100 нм.

Короновирус крайне не устойчив во внешней среде. Вирусы кошек становятся неактивными вне организма хозяина в течение одного дня. Они легко инактивируются как посредством нагревания, так и большинством дезинфицирующих средств. Но вирус довольно устойчив к низким температурам, низкому уровню рН и к фенолам.

ПАТОГЕНЕЗ

Путем внедрения вируса считается оронозальный. Репликация вируса происходит в носоглотке и на кончиках ворсинок эпителия. Воздушно- капельным путем кошки были заражены экспериментально, однако, многие авторы считают, что этот путь передачи инфекции не распространен в естественных популяциях. В естественных условиях основным путем передачи вируса считают оральный. Также существуют данные о возможности трансплацентарного заражения (Pederson, 1987).

После того, как произошло заражение, вирус может быть выделен как из слюны, так и из фекальных масс. При оральном заражении репликация вируса происходит в первую очередь,  в миндалинах и тонком отделе кишечника, хотя вирус был обнаружен и в мезентеральных лимфатических узлах, куда он может попадать, вероятно, посредством макрофагов. Кишечная форма может проявляться слабым поносом, но чаще протекает бессимптомно.

Согласно исследованиям (Pederson 1987), если вирус имеет низкую патогенность или у кошки проявляется сильная реакция клеточного иммунитета, вирус из организма может быть удален или его распространение достаточно контролируется, и, в дальнейшем,  нет проявления никаких клинических симптомов заболевания. Именно это и происходит после инфицирования ККВК. Число животных, которые выздоровели после экспериментального заражения ИПК, составляет одно из пяти. Даже те кошки, в организме которых еще находится вирус, перестают распространять его в течение нескольких недель. Однако, существует вероятность длительного вирусоносительства, с повторяющимися периодами выделения вируса во внешнюю среду со слюной и фекальными массами (Stoddart, 1988).

Какой перитонит разовьется у инфицированного животного — выпотный или сухой, напрямую зависит от силы реакции клеточного иммунитета животного.

Коронавирус у кошек — о ветеринарном просто!

Если клеточный иммунитет средней степени, заболевание развивается медленно, давая начало сухому перитониту. В случае со слабым иммунным ответом организма происходит очень быстрое развитие выпотного перитонита. В случае с экспериментальным заражением таких животных, первые признаки выпотного перитонита развиваются уже на третьей неделе после заражения.

Считается, что применение кортикостероидов во время лечения нецелесообразно, так как в результате снижения иммунитета, после применения препаратов этой группы, происходит значительное усиление степени проявления болезни, которая принимает более тяжелую и затяжную форму.

Роль антител в патогенезе ИПК является весьма сложной. Несмотря на то, что у экспериментально зараженных кошек, вырабатывается большое количество антител, способных нейтрализовать вирус, существующий для этого гуморальный иммуноглобулин класса IgG в большинстве случае вызывает активизацию болезни. Механизм этого до сих пор остается точно не выясненным, но ряд авторов считает, что это связанно с усилением поглощения вирусов макрофагами, в которых они активно размножаются. Этот феномен усиления синтеза антител необходимо учитывать при рассмотрении вопроса о вакцинации.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ

В естественных условиях существует несколько клинических синдромов короновирусной инфекции кошек, но в большинстве случае не наблюдается никаких клинических симптомов болезни.

Энтерит, вызванный ККВК, является скоротечным заболеванием средней тяжести. Чаще проявляется у котят, особенно в период отъема от матери. Первые симптомы появляются спустя 2-7 дней после заражения, как правило, это диарея, иногда ей предшествует скоротечная рвота. В 1981г Маккирнаном были описаны случаи геморрагической летальной диареи у котят, но в естественных популяциях они отмечаются крайне редко.

Начальные симптомы ИПК в обоих случаях, как правило, являются неспецифическими и не ярко выраженными. Температура тела может подниматься до 39,5, животное становится менее активным, несколько заторможенным, возможны отказ от пищи и редкая рвота. Иногда на начальной стадии болезни могут отмечаться респираторные симптомы или диарея.

При выпотном ИПК, после неспецифических симптомов быстро развивается асцит, сопровождающийся депрессией, потерей веса и анемией. Наряду с асцитом, примерно у 20% кошек наблюдается выпот в плевральной полости. В этом случае диспноэ является основным клиническим симптомом. На поздних стадиях болезни часто наблюдается желтуха, болезнь быстро завершается летальным исходом.

При сухом ИПК во многих органах развиваются гранулематозные патологические изменения, при этом клинические симптомы отражают нарушения работы тех органов, которые имеют патологию. Наиболее часто поражаются органы брюшной полости, особенно печень и почки. Также, не редки случаи поражения центральной нервной системы и глаз.

Несмотря на многообразие клинических признаков, наиболее частыми проявлениями болезни являются гипертермия, потеря веса, асцит. При поражении ЦНС неврологические симптомы могут быть различными, например атаксия, парез или паралич конечностей, поведенческие изменения, нистагм, судороги и т.д. Реже отмечаются поражения глаз, такие как иридоциклит и ретинит, гифема в различной степени проявления.

Стоит отметить, что, по мнению ряда авторов, выпотный и сухой перитонит не являются взаимоисключающими формами развития болезни и нередко переходят одна в другую. Примерно у 10% кошек с выпотным ИПК отмечаются патологии глаз и центральной нервной системы. Кроме того, известны случаи, когда на фоне ремиссии выпотного ИПК развивался сухой перитонит.

ДИАГНОСТИКА

Постановка диагноза ИПК, особенно в случае сухого ИПК, может быть затруднена. Вследствие разнообразного течения болезни и отсутствия специфического синдрома сухого ИПК, многие авторы говорят о том, что практикующие врачи должны подразумевать короновирусную инфекцию у кошек с такими клиническими проявлениями как потеря веса, на фоне угнетенного аппетита и устойчивой гипертермии. Однако, необходимо провести дифференциальную диагностику от таких заболеваний как токсоплазмоз, вирусный лейкоз кошек и вирусный иммунодефицит кошек. Таким животным следует провести максимально полное офтальмологическое обследование, так как поражение глаз может быть единственным симптомом, подтверждающим наличие сухой формы ИПК. При наличие асцита и выпота в плевральную полость ИПК является основным дифференциальным диагнозом, это справедливо и в отношении клинических проявлений неврологических патологий.

Выпотный ИПК следует дифференцировать от других причин асцита, например от лимфоцитарного холангита, опухолей, пиоторакса, бактериального асцита, сердечной недостаточности и цирроза печени.

Проведение анализа асцитной жидкости, дает возможность наиболее точно поставить диагноз, однако при лимфоцитарном холангите биохимический состав жидкости практически идентичен.

При выпотном ИПК, перитониальная жидкость желтого или серого цвета. Из-за высокой концентрации белка (32-118г/л) она липкая и вязкая, поскольку, в основном белок представлен гаммаглобулиновыми фракциями. Жидкость при встряхивании пенится, а при отстаивании коагулируется. При микроскопии в ней обнаруживаются нейтрофилы, лимфоциты, макрофаги и мезотелиальные клетки.

Гематологические изменения при выпотном и сухом ИПК схожие. Имеет место лейкоцитоз с нейтрофелией, но без лимфопении. Примерно в половине случаев, присутствует нерегенеративная анемия.

Выделение короновируса, как правило, невозможно. Это связано, в первую очередь, с относительно малым количеством циркулирующих вирусов и с трудностями, связанными с выращиванием полевых штаммов короновируса в клеточных культурах. Современные методы, используемые в научно-исследовательских лабораториях, такие как анализ циркулирующих иммунных комплексов, антиген-связывающий иммуноферментный анализ, нуклеотидный зонд и полимеразная цепная реакция, наиболее эффективны, но пока малодоступны для практикующих врачей. Серологические тесты используются гораздо чаще, но имеют ряд недостатков, связанных с трудностью идентификации штаммов короновирусной инфекции, а также между прошедшей и настоящей инфекцией. Однако, высокие титры антител в сочетании с клиническим проявлением болезни могут считаться диагностическими, тогда как низкие тиры следует интерпретировать как показатель наличия скрытой кишечной инфекции. Но в лабораторных условиях было выявлено достаточное количество животных с низким или неопределяемым уровнем антител, но имеющие клинически выраженный выпотный ИПК. И, наоборот, высокий уровень антител в сыворотке крови был многократно выявлен у клинически здоровых кошек. В любом случае, при интерпретации результатов серологического исследования, необходимо быть крайне осторожным и учитывать как клиническую картину, так и результаты гематологических анализов.

Дифференциальная диагностика ИПК, зачастую, возможна только при проведении гистологического анализа биоптатов из внутренних органов.

Патология

При вскрытии животных с выпотным ИПК, наиболее заметным признаком является наличие в брюшной полости большого количества желтой или грязно-серой жидкости, как правило прозрачной, но могут присутствовать хлопья фибрина, жидкость в плевральной полости идентична. На поверхности серозных оболочек часто серовато-белые отложения фибрина, а сальник темный, утолщенный и зернистый. Гранулематозные изменения в виде белых очагов хорошо видны на срезах внутренних органов.

При сухом ИПК  асцитная жидкость в брюшной полости либо отсутствует, либо ее количество крайне незначительное, но гранулематозные изменения в органах идентичны выпотному ИПК, однако, чаще значительно большего диаметра, особенно в печени и почках.

ЛЕЧЕНИЕ

При развитии клинических симптомов выпотного или сухого ИПК прогноз должен быть крайне осторожным.

Аспирация асцитной жидкости малоэффективна, как правило, жидкость довольно быстро набирается вновь и данная манипуляция приносит временное облегчение. Применение больших доз кортикоидов так же дает кратковременное улучшение. Но выраженное иммунодепрессивное действие при длительном их применении, в большинстве случаев вызывает стабильное ухудшение общего состояния пациента, что связано с угнетением клеточного иммунитета.

Применение противовирусных препаратов, достаточно эффективно для профилактики заболевания в питомниках, но эффективность в схеме лечения заболевших животных спорна. В любом случае должно проводится симптоматическое лечение заболевших животных. Начинать лечение необходимо как можно раньше, при соблюдении режимов кормления и гигиены содержания больного животного.

ЭПИЗОТОЛОГИЯ И ПРОФИЛАКТИКА

Заболевание широко распространено среди домашних кошек по всему миру, кроме того, большинство видов диких кошачьих также могут болеть ИПК. Случаи заболевания обеими формами ИПК были многократно зарегистрированы среди диких кошек в зоопарках. Серологические исследования подтверждают факт широкого распространения ИПК среди домашних кошек. Около 25% свободно живущих кошек и до 95 % кошек питомников имеют антитела к короновирусной инфекции кошек. Конечно, эти исследования не дают точной информации о дифференциации на штаммы. Но спорадически возникающие вспышки ИПК в питомниках, притом, что заболевание затрагивает не боле 5-10% поголовья, говорит в пользу достаточно широкого распространения именно патогенных штаммов. Клинически ИПК может проявляться у кошек любого возраста, но подавляющее большинство случаев было зарегистрировано среди молодых животных, до 2 лет или у старых кошек, старше 11 лет.

По результатам исследований, большинство кошек инфицируются от матерей в раннем возрасте или от других заболевших животных, при контакте в первые недели жизни. (Addie&Jarret, 1990, 1991), хотя в настоящее время есть данные, подтверждающие и горизонтальное распространение инфекции среди взрослых животных.

В экспериментальных исследованиях, было доказано, что короновирусы начинают выделяться во внешнюю среду со слюной и фекальными массами за долго до клинического проявления ИПК ( Stoddart, 1988). Следовательно, инфицированные кошки, становятся источником заражения здоровых животных еще до проявления у них клинических признаков. Это значительно усложняет контроль за распространением инфекции. Кроме того, многие животные могут быть вирусоносителями и стабильно выделять вирус во внешнюю среду, без каких либо клинических проявлений болезни.

Эффективных вакцин против ИПК в настоящее время не разработано, хотя работы в этом направлении ведутся с начала 90-х годов.

 В настоящее время существует лицензированная в США аттенуированная живая ИПК-вакцина, которая наносится на слизистую верхних дыхательных путей и индуцирует стабильный иммунитет слизистых, однако, эта вакцина еще не зарегистрирована в России и большинстве Европейских стран. В настоящее время, единственным, надежным методом защиты от заболевания, особенно в питомниках кошек, является гигиена содержания здоровых животных и контроль за перемещением животных. Карантин для вновь приобретенных в питомник животных может быть малоэффективным, в связи с длительным периодом скрытого носительства короновирусной инфекции.

Серологические обследования питомников позволяют без дифференциации штаммов выявить всех серопозитивных животных. И, не смотря на то, что среди них могут быть животные позитивные к штаммам кишечного короновируса, их следует изолировать от здоровых, серонегативных животных. Котята, рожденные от инфицированных матерей, также должны быть изолированы от них не позднее 6 недельного возраста, с последующим серологическим исследованием. В настоящее время только эти мероприятия могут дать питомникам кошек возможность защитить здоровое поголовье и предотвратить распространение этого опасного заболевания среди породистых племенных животных.

Коронавирусные инфекции кошек

Т.В. МАСЛЕННИКОВА, практикующий ветеринарный врач

Кошки восприимчивы к инфицированию несколькими видами коронавирусов: в зависимости от вида возбудителя различаются клинические признаки от бессимптомного течения и энтеритов средней тяжести до широко распространенного фибринозного серозита и васкулита, известного как кошачий инфекционный перитонит. Классический экссудативный (влажный) кошачий инфекционный перитонит (FIP) характеризуется выпотеванием липкой соломенного цвета жидкости в перитонеальную и плевральную полости. Неэкссудативный (сухой) FIP характеризуется проявлением хронического гранулематоза органов и систем. Обе формы, к сожалению, фатальны.

Первые публикации относительно FIP были сделаны в 1963 году Holzworth, но только спустя почти 20 лет был выделен вирус, вызывающий FIP (Horzinek & Osterhaus, 1977). Энтериты средней тяжести, ассоциированные с коронавирусной инфекцией, были впервые описаны в 1981 (Pedersen et al., 1981), несмотря на то что предыдущие серологические обследования показали наличие антител у 20% домашних и 95% диких кошек (Pedersen, 1976; Osterhaus et al., 1977).

Помимо штаммов коронавирусов кошек, вызывающих FIP (FIP=FIPV) и энтериты (коронавирусный энтерит кошек FECV), некоторые штаммы коронавирусов собак способны инфицировать кошек, что было доказано экспериментально.

этиология

Коронавирусы относятся к семейству плеоморфных РНК-содержащих вирусов приблизительно 100 нм в диаметре и окруженные характерной короной.

Коронавирусы — относительно лабильные вирусы кошек, погибающие в течение 1-2 дней при комнатной температуре. Они легко инактивируются при воздействии высокой температуры и большинства дезинфицирующих средств и детергентов, но относительно устойчивы к фонолам, низкой температуре и низкому водородному показателю. Так, например, вирус FIP остается устойчивым в гомогенате органов в течение многих месяцев при температуре — 70 С, сопротивляясь повторному замораживанию и размораживанию.

Классификация коронавирусов, которыми инфицируются кошки очень запутана и, вероятно, будет расшифрована только при изучении их молекулярной структуры. FIP и FECV первоначально рассматривались как отдельные разновидности, но теперь их часто рассматривают как экстремальные значения спектра кошачьих коронавирусов в зависимости от инфицирующей способности и патогенности.

Действительно предполагалось, что штаммы вируса FIP являются мутантами FECV. Конечно, они очень близко связаны и их трудно дифференцировать в условиях лаборатории. Однако некоторые исследователи нашли различия между этими вирусами, используя моноклональные антитела.

FIPV и FECV являются представителями большой группы коронавирусов, которая включает также вирус трансмиссивного гастроэнтерита свиней (TGEV) и коронавирус собак (CCV), а также коронавирусы дыхательного тракта 229Е человека. Некоторые различия в антигенной структуре и геномах TGEV и FIPV были обнаружены при лабораторных исследованиях, а FIPV и CCV наоборот оказались очень близки по структуре.

патогенез

Клиническое проявление коронавирусной инфекции у кошек зависит от нескольких факторов, включая разновидность штамма и дозу вируса, возраст, иммунное состояние и других врожденных характеристик кошек. В частности, штамм вируса и способность организма проявить клеточный иммунный ответ являются важными показателями в определении патогенеза заболевания. Роль антител в течении инфекционного перитонита кошек очень сложна, так как распространение иммуноглобулинов может вызвать клинические проявления и дальнейшее течение болезни. Обычный путь заражения — оральный, хотя некоторые исследователи указывают на важность ингаляционного и респираторного инфицирования.

Трансплацентарная передача вируса также возможна. После орального заражения FIPV, FECV, CCV вирус может быть выделен из слюны и фекалий экспериментально зараженных животных. Воротами инфекции вируса являются миндалины и тонкий кишечник, хотя вирус может быть найден также в брыжеечных лимфоузлах, такой перенос осуществляется макрофагами. Кишечная инфекция бывает иногда в виде умеренной или более серьезной диареи, хотя течение обычно бывает бессимптомным.

Согласно схеме, которая описывает возможный ход событий при коронавирусной инфекции, если вирус имеет низкую патогенность или если организм животного проявляет выраженный иммунный ответ, то вирус элиминируется (или, по крайней мере, его распространение контролируется) и никаких дальнейших клинических симптомов не наблюдается. Это проявляется в случае заражения FECV или большинством штаммов CCV.

После инфицирования более патогенными FIP-стимулирующими штаммами вируса и при отсутствии выраженного клеточного ответа, развивается виремия и вирус распространяется в различных органах и тканях. Макрофаги играют важную роль в распространении вируса. Тип вирусного инфекционного перитонита зависит от уровня клеточного иммунного ответа кошек, У особей со слабым клеточным иммунным ответом развивается острый влажный инфекционный перитонит, а с умеренным иммунным ответом развивается хроническая гранулематозная форма сухого FIP. Проявление клинических симптомов влажной формы начинается спустя три недели от момента заражения. Для сухой формы требуется более длительное время.

Роль антител в патогенезе инфекционного перитонита сложна. Хотя инфицированные животные и продуцируют большое количество антител, которые могут нейтрализовать вирус, но распространение иммуноглобулинов может вызвать ускоренное развитие влажного FIP у кошек. Механизм этого усиления неизвестен, хотя предполагается, что это может происходить из-за опсонизации вируса, связанного антителом, таким образом идет усиленное поглощение вируса макрофагами. Альтернативно, данный процесс может протекать по пути создания депо иммунного комплекса и активизации эндотелия стенки сосудов.

Феномен нарастания титра антител, очевидно, нужно учитывать при вакцинации, но их роль в патогенезе большинства случаев FIP пока неизвестна.

клинические признаки

Имеется несколько клинических признаков, сопутствующих коронавирусной инфекции кошек, но в большинстве случаев никаких симптомов не наблюдается. Энтерит при коронавирусной инфекции низкой вирулентности (например, FECV) — умеренной и короткой продолжительности. Обычно это бывает у котят, особенно после отъема от матери. Диарея развивается через 2-7 дн. после экспериментального заражения. Иногда диарее предшествует проходящая рвота. Более тяжело FIP протекает в сочетании с бактериальной инфекцией, но сообщения о фатальной геморрагической диарее редки.

Начальные симптомы при влажной и сухой формах неспецифичны и могут быть пропущены при осмотре и наблюдении. Общие симптомы обоих форм инфекционного перитонита включают: анорексию, депрессию, летаргию, колеблющуюся антибиотиконезависимую лихорадку, потерю веса, неспецифический гастроэнтерит, анемию, одышку, желтуху.

Влажный (экссудативный) тип вызывает иммунокомплекс, повреждающий малые кровеносные сосуды, вызывая тем самым утечку белка в виде выпота в замкнутые естественные полости тела. При этой форме FIP развитие болезни прогрессирует, усиливается расширение брюшной полости, обусловленное накоплением асцитной жидкости. У 25% кошек с этой формой идет одновременное накопление выпота в плевральной полости.

При неэкссудативной (сухой) форме гранулематозные поражения развиваются в ряде органов и клинические симптомы зависят от поражения того или иного органа. Наиболее сильно повреждаются органы брюшной полости (особенно печень, почки), центральная нервная система и глаза.

Следовательно, наиболее яркими клиническими признаками являются потеря веса, депрессия и эпизодическая гипертермия. Поражения ЦНС могут привести к ряду неврологических симптомов, включая атаксию, параличи, парезы, нарушение координации, нистагм, припадки и параличи периферических нервов.

При поражении глаз развиваются иридоциклиты, ретиниты, увеиты различной степени тяжести, которые могут быть единственным клиническим проявлением болезни.

Хотя две формы заболевания описываются как различные, они не являются взаимоисключающими. Поражения глаз и ЦНС могут обнаруживаться в 10% случаев при влажной форме и очень много кошек имеют поражения, характерные для сухой формы, но это обнаруживается, к сожалению, только при вскрытии трупа. Имеются также описания случаев влажной формы FIP на фазе восстановления, но затем развивается сухая форма болезни.

диагноз

Постановка диагноза (особенно при сухой форме) значительно затруднена и должна быть основана на клинических признаках и результатах лабораторных исследований. Для окончательного диагноза необходимо проводить биопсию тканей и их микроскопическое исследование.

Из-за неспецифического характера клинических симптомов, сопутствующих, в частности, сухой форме болезни, FIP сопровождается потерей веса, отсутствием аппетита и гипертермией. К другим болезням, которые должны рассматриваться в таких случаях относятся FELV, FIV инфекции, токсоплазмоз.

Очень осторожное исследование глаз должно проводиться у подозреваемых животных, так как только глаза могут иметь единственное легко обнаруживаемое повреждение. Когда происходит плевральный выпот или формируется асцит, инфекционный перитонит один из главных дифференциальных диагнозов.

В США, например, проводили радиографию брюшной полости для постановки диагноза, при этом проявлялся феномен "ground glass" ("матовое стекло") при наполнении жидкостью брюшной полости серозные поверхности рассеяны и распознавание специфических органов невозможно. Даже после проведенного центеза жидкости трудно различать линии и очертания органов в брюшной полости. Диагностика не основывается на рентгенографии, но в дифференциальной диагностике эти данные использовать можно. FIP должен рассматриваться также при неврологической симптоматике, когда причина последней не выявлена.

Влажная форма должна быть дифференцирована от других причин асцита и/или плеврального выпота типа лим-фоцитарного холангита, опухолей, пиоторакса, бактериального перитонита, порока сердца и цирроза печени. Удаление жидкости из полости и ее анализ позволяет отличить инфекционный перитонит от других болезней, хотя кошки с лимфоцитарным холангитом могут иметь асцитную жидкость с подобными биохимическими свойствами. При влажной форме жидкость часто желтая или серая и очень липкая и вязкая, она имеет высокую концентрацию белка, в значительной степени содержащую гаммаглобулины, легко вспенивается при взбалтывании. Если оставить жидкость для отстаивания, то образуется сгусток. Микроскопическое исследование жидкости показывает наличие нейтрофилов, лимфоцитов, макрофагов и мезотелиальных клеток. У представителей семейства кошачьих наряду с поражениями глаз и ЦНС идет также увеличение сывороточного белка в выпотах, клетки обнаруживают во всех жидкостях организма, в том числе и в цереброспинальном ликворе.

Гематологические изменения как при влажной, так и при сухой форме сходны. Наблюдается лейкоцитоз с нейтрофилией, лимфопения, умеренная нерегенеративная анемия. Инфекция, сочетанная с FeLV, вызывает более глубокую анемию и часто сопровождается панлейкопенией.

Уровень сывороточного белка — один из наиболее важных стандартных биохимических тестов для FIP. Как при влажной, так и при сухой форме наблюдается гиперпротеинемия с повышенным содержанием гаммаглобулина из-за формирования большого количества антител к коронавирусу. На ранних стадиях болезни время свертывания крови значительно уменьшается, но в ходе болезни увеличивается. Другие биохимические параметры, такие как ферменты печени, билирубин, моча, могут изменяться вследствие развития гранулематозных поражений в релевантных органах.

Выделение коронавируса при клиническом течении обычно невозможно, если это и удавалось, то одна из трудностей заключалась в культивировании штаммов данного возбудителя.

В будущем такие методы обнаружения иммунных комплексов, как ELISA, IFA, PCR, ELISA (KELA), а также биологические пробы типа реакции вирусной нейтрализации, будут широко использоваться в ветеринарной практике, но пока такие тесты используют как индикаторы коронавирусной инфекции. Основной недостаток предложенных тестов заключается в трудности определения FIP-стимулирующих и тонкокишечных штаммов, а также после реконвалесценции и текущей инфекции. Высокие титры более показательны для общей инфекции, и, если они сопровождаются клиническими симптомами, то часто расцениваются как диагностика FIP. Более низкие титры обычно интерпретируются как проявление инфекции тонкого отдела кишечника. Однако сыворотка некоторых кошек с острой экссудативной формой перитонита может не содержать вообще антител. И наоборот, высокие титры антител могут обнаруживаться у кошек без проявления клинических симптомов, возможно, в процессе реконвалесценции. Это еще раз доказывает сложность интерпретации серологических тестов на FIP и невозможность применения их как единственных для подтверждения диагноза. Следовательно, эутаназия не должна проводиться только на основе данных тестов.

Окончательный диагноз на FIP возможен только при гистологическом исследовании биопсийного или посмертного материала.

патологоанатомические изменения

Характерной особенностью при вскрытии брюшной полости кошки при экссудативной форме инфекционного перитонита является наличие большого количества асцитной жидкости, в объеме нескольких сотен миллилитров. Асцитная жидкость соломенно-желтая или серая может быть чистой или содержать нити фибрина. Плевральные выпоты имеют подобный вид. Многие серозные поверхности покрыты серовато-белым фибринозным налетом, сальник часто непрозрачный, утолщенный и зернистый. Гранулематозные повреждения внутри органов появляются как белые очаги на поверхности разреза. В грудной полости плевральные повреждения часто простираются и на легкие. Асцит при не-экссудативной форме FIP редко имеет фибринозный экссудат, но часто обнаруживаются гранулемы разных размеров, хотя многие из них (при сухой форме) мелкие и подобны тем, которые находят у кошек с влажной формой, в некоторых органах (особенно: печень, почки, лимфоузлы) повреждения могут достигать нескольких сантиметров в диаметре. Макроскопические изменения в центральной нервной системе встречаются редко. Макроскопические изменения глаз уже описаны ранее.

гистопатология

При влажной форме FIP имеется фибринозный налет на серозных поверхностях большинства внутренних органов. Сальник и серозная оболочка содержат многочисленные маленькие пиогранулемы, некоторые из которых видны невооруженным глазом и очаги мезотелиальной гиперплазии, особенно на селезенке. Гранулемы обычно состоят из некротического центра и нейтрофилов, окруженных лимфоцитами, плазматическими клетками и множеством активных макрофагов.

Гранулематозные инфильтраты в печени могут включать желчные пути (васкулит стенки желчного пузыря).

В лимфоидных органах брюшной полости отмечена фолликулярная гиперплазия, пиогранулематозные очаги отмечены как в мезентериальных лимфоузлах, так и в селезенке.

Гистопатологические изменения в ЦНС проявляются в виде флебита мозговых и хориоидальной оболочек, но при отсутствии тромбоза.

Фибриноцеллюлярный экссудат, обнаруживаемый внутри глаза, делает внутриглазную жидкость мутной на вид. В сосудистой оболочке глаза могут накапливаться излишки меланина.

Повреждения в скелетных мышцах, яичках, периферийных нервах и мочевом пузыре редки.

лечение

К сожалению, этиотропных средств для лечения FIP не существует. При появлении признаков влажного или сухого FIP, прогноз неблагоприятный. Удаление жидкости обеспечивает только временное облегчение, поскольку новая асцитная жидкость накапливается очень быстро. Комбинированная терапия с использованием преднизолона и циклофосфамида могут вызвать длительную ремиссию. Однако такое улучшение только временное и более длительный прием кортикостероидов может ухудшить состояние вследствие подавления клеточного иммунитета. Также должны использоваться антибиотики широкого спектра действия.

Некоторые иммуномодуляторы, рекомбинантный ДНК содержащий человеческий альфа интерферон и кошачий фибробластический бета интерферон показали хороший антивирусный эффект против коронавирусов in vitro, но при исследовании на кошках они оказались неэффективными.

На ранних стадиях ribaviran (Virazole), adenine arabinoside (Vidarabine) так же показали эффективность при коронавирусных инфекциях, однако токсический эффект рибавирана проявляется в терапевтических дозах.

AZT (Retrovir) и acyclovir (Zovirax) не эффективны.

Амфотерицин Б и макролиды, используемые для лечения системных микозов, показали хорошие результаты in vitro. Однако нефротоксический эффект амфотерицина Б серьезно снижает возможность его использования при данном заболевании.

Некоторый успех был достигнут при применении иммуномодулятора promodulin. Очень редко некоторые кошки поправляются от инфекционного перитонита, хотя роль примененного лечения здесь обычно не ясна.

Вероятно, симптоматическое лечение и специальный уход наиболее эффективны на ранних стадиях развития болезни.

В США для лечения FIP при поражениях ограниченных только глазами используют субконъюнктивальные инъекции ацетонида триамцинолона.

Наибольший успех может быть получен только при использовании комбинированной терапии. Например, использование антивирусного агента для подавления вирусного роста и иммуномодулятора для повышения иммунного статуса (комбинация рибавирина и альфа интерферона) дает хороший синергический эффект против коронавирусов in vitro.

К сожалению, вопросы эффективного лечения находятся только в стадии разработки.

профилактика и контроль

Сообщения о коронавирусной инфекции у домашних кошек есть во всем мире, что касается других диких представителей семейства кошачьих, то коронавирусная инфекция описывается только у животных, содержащихся в зоопарках. Серологические обследования кошек позволяют предположить, что инфекция есть у 20% домашних котов и у 95% диких. Такие обследования не могут, конечно, дифференцировать FIP стимулирующие штаммы, FECV или CCV.

Клинически FIP проявляется у кошек любого возраста, хотя наиболее часто болеют животные моложе 2 лет и старше 11 лет. В Англии FIP встречается у породистых кошек, например, у бирманских и персидских.

Большинство кошек, вероятно, инфицируется от матери или от других взрослых особей или котятами в течении первых недель жизни, хотя также может происходить и горизонтальное заражение среди взрослых восприимчивых животных.

Некоторые коронавирусы собаки могут поражать кошек, хотя их роль в эпидемиологии болезни пока неизвестна.

Кошачий (и собачьи) коронавирусы, как доказано экспериментально, выделяются с фекалиями и слюной у кошек на протяжении от нескольких дней до недель до начала клинического течения болезни. Вероятно, инфицированные животные являются источником инфекции для других особей данного вида до начала клинического проявления заболевания, что, естественно, осложняет контролирование вируса в популяции. Кроме того, эпидемиологические и экспериментальные исследования показывают, что кошки постоянно инфицируемые коронавирусами могут быть источником заражения других животных. Однако, механизм и местонахождения постоянной инфекции, количество распространяемого вируса и длительность периода инфицирования пока не известны.

В Европе пока никакая коммерческая вакцина не применяется. В США существует атенуированная живая вакцина против FIP — Primucell FIP, разработанная Smith Kline Beecham применяемая интраназально, но она запатентована только в США, а в Европе пока подвергается лабораторным испытаниям.

Контроль над коронавирусной инфекцией крайне труден, так как предложенные тесты несовершенны. Кроме того, некоторые кошки могут быть бессимптомными переносчиками. Выделение вируса затруднено. Никакая вакцина не дает 100 % гарантии. Следовательно, имеется 2 главных пути контроля.

  1. Общая ликвидация всей коронавирусной инфекции.
  2. Прагматичный допуск (толерантность).

Вышеупомянутые подходы реальны только в ограниченных ситуациях, например, в размножающихся колониях экспериментальных животных.

Кошачий коронавирус или энтерит у котов – будь начеку!

Во многих колониях контроль зависит в значительной степени от строгих гигиенических предостороженностей, не допускающих попадания любой инфекции. Больные и контактирующие кошки должны быть изолированы, а помещение после них должно быть очищено и дезинфицировано. Карантин и серологическое тестирование помогут не допустить новые инфекции. В сероположительных колониях котята должны отделяться от матерей в 2-6 недель, такой ранний отъем и выращивание в изоляции поможет ликвидировать вирус в колонии.

Так как FeLV может активизировать скрытый FIP и вызывать более серьёзную болезнь, то животные должны проверяться на FeLV. Стрессовые ситуации вызванные внутренними или внешними причинами снижают естественную резистентность организма к вирусу, поэтому необходимо обеспечить животному правильное питание, бороться с паразитами, лечить любое недомогание.

FIP наиболее опасен при групповом содержании в питомниках и кошачьих гостиницах.

Эпизоотология "Ветеринар" — № 3 1998

Другие статьи этого раздела

Malassezia pachydermatis и кожное заболевание у собак
Аспекты наследственного заболевания глаз у породистой собаки
Влияние диеты
Волчанки
Вопросы диагностики и терапии почечной недостаточности
Гастриты, язвы и бактерии Helicobacter spp, у людей, собак и кошек
Гастрэктазия у собак
Гепатоэнцефалопатия у кошек и собак
Гиперсенсибилизация на "укусы" насекомых у плотоядных
Демодекоз собак
Демодекоз у собак2
Диетотерапия заболеваний печени у собак
Диетотерапия почечной недостаточности
Коронавирусные инфекции кошек
Методика наложения хирургических швов на мягкие ткани: современные рекомендации для собаки и кошки
Может ли диета изменить поведение?
Наблюдения за течкой и беременностью у суки
Острая диарея
Отравление парацетамолом
Патология молочных желез у собаки и кошки
Переливание крови у кошек и собак
Пищевая клетчатка и ожирение: Правда и вымысел
Противоинфекционная терапия глаза
Рациональная антибиотикотерапия пиодермитов
Рентгенограммы, специально предназначенные для постановки диагноза у больного
Снижение веса тела кошек, страдающих ожирением, методом контролируемого потребления калорий
Составные элементы анализа мочи
Спинальные травмы: клиническая оценка и лечение
Спинномозговая пункция
Сухой корм для кошек и состояние их мочевых путей
Хирургическое лечение Дистихиазиса

Коронавирусные инфекции кошек

Т.В. МАСЛЕННИКОВА, практикующий ветеринарный врач

Кошки восприимчивы к инфицированию несколькими видами коронавирусов: в зависимости от вида возбудителя различаются клинические признаки от бессимптомного течения и энтеритов средней тяжести до широко распространенного фибринозного серозита и васкулита, известного как кошачий инфекционный перитонит. Классический экссудативный (влажный) кошачий инфекционный перитонит (FIP) характеризуется выпотеванием липкой соломенного цвета жидкости в перитонеальную и плевральную полости. Неэкссудативный (сухой) FIP характеризуется проявлением хронического гранулематоза органов и систем. Обе формы, к сожалению, фатальны.

Первые публикации относительно FIP были сделаны в 1963 году Holzworth, но только спустя почти 20 лет был выделен вирус, вызывающий FIP (Horzinek & Osterhaus, 1977). Энтериты средней тяжести, ассоциированные с коронавирусной инфекцией, были впервые описаны в 1981 (Pedersen et al., 1981), несмотря на то что предыдущие серологические обследования показали наличие антител у 20% домашних и 95% диких кошек (Pedersen, 1976; Osterhaus et al., 1977).

Помимо штаммов коронавирусов кошек, вызывающих FIP (FIP=FIPV) и энтериты (коронавирусный энтерит кошек FECV), некоторые штаммы коронавирусов собак способны инфицировать кошек, что было доказано экспериментально.

этиология

Коронавирусы относятся к семейству плеоморфных РНК-содержащих вирусов приблизительно 100 нм в диаметре и окруженные характерной короной.

Коронавирусы — относительно лабильные вирусы кошек, погибающие в течение 1-2 дней при комнатной температуре. Они легко инактивируются при воздействии высокой температуры и большинства дезинфицирующих средств и детергентов, но относительно устойчивы к фонолам, низкой температуре и низкому водородному показателю. Так, например, вирус FIP остается устойчивым в гомогенате органов в течение многих месяцев при температуре — 70 С, сопротивляясь повторному замораживанию и размораживанию.

Классификация коронавирусов, которыми инфицируются кошки очень запутана и, вероятно, будет расшифрована только при изучении их молекулярной структуры. FIP и FECV первоначально рассматривались как отдельные разновидности, но теперь их часто рассматривают как экстремальные значения спектра кошачьих коронавирусов в зависимости от инфицирующей способности и патогенности.

Действительно предполагалось, что штаммы вируса FIP являются мутантами FECV. Конечно, они очень близко связаны и их трудно дифференцировать в условиях лаборатории. Однако некоторые исследователи нашли различия между этими вирусами, используя моноклональные антитела.

FIPV и FECV являются представителями большой группы коронавирусов, которая включает также вирус трансмиссивного гастроэнтерита свиней (TGEV) и коронавирус собак (CCV), а также коронавирусы дыхательного тракта 229Е человека. Некоторые различия в антигенной структуре и геномах TGEV и FIPV были обнаружены при лабораторных исследованиях, а FIPV и CCV наоборот оказались очень близки по структуре.

патогенез

Клиническое проявление коронавирусной инфекции у кошек зависит от нескольких факторов, включая разновидность штамма и дозу вируса, возраст, иммунное состояние и других врожденных характеристик кошек. В частности, штамм вируса и способность организма проявить клеточный иммунный ответ являются важными показателями в определении патогенеза заболевания. Роль антител в течении инфекционного перитонита кошек очень сложна, так как распространение иммуноглобулинов может вызвать клинические проявления и дальнейшее течение болезни. Обычный путь заражения — оральный, хотя некоторые исследователи указывают на важность ингаляционного и респираторного инфицирования.

Трансплацентарная передача вируса также возможна. После орального заражения FIPV, FECV, CCV вирус может быть выделен из слюны и фекалий экспериментально зараженных животных. Воротами инфекции вируса являются миндалины и тонкий кишечник, хотя вирус может быть найден также в брыжеечных лимфоузлах, такой перенос осуществляется макрофагами. Кишечная инфекция бывает иногда в виде умеренной или более серьезной диареи, хотя течение обычно бывает бессимптомным.

Согласно схеме, которая описывает возможный ход событий при коронавирусной инфекции, если вирус имеет низкую патогенность или если организм животного проявляет выраженный иммунный ответ, то вирус элиминируется (или, по крайней мере, его распространение контролируется) и никаких дальнейших клинических симптомов не наблюдается. Это проявляется в случае заражения FECV или большинством штаммов CCV.

После инфицирования более патогенными FIP-стимулирующими штаммами вируса и при отсутствии выраженного клеточного ответа, развивается виремия и вирус распространяется в различных органах и тканях. Макрофаги играют важную роль в распространении вируса. Тип вирусного инфекционного перитонита зависит от уровня клеточного иммунного ответа кошек, У особей со слабым клеточным иммунным ответом развивается острый влажный инфекционный перитонит, а с умеренным иммунным ответом развивается хроническая гранулематозная форма сухого FIP. Проявление клинических симптомов влажной формы начинается спустя три недели от момента заражения. Для сухой формы требуется более длительное время.

Роль антител в патогенезе инфекционного перитонита сложна. Хотя инфицированные животные и продуцируют большое количество антител, которые могут нейтрализовать вирус, но распространение иммуноглобулинов может вызвать ускоренное развитие влажного FIP у кошек. Механизм этого усиления неизвестен, хотя предполагается, что это может происходить из-за опсонизации вируса, связанного антителом, таким образом идет усиленное поглощение вируса макрофагами. Альтернативно, данный процесс может протекать по пути создания депо иммунного комплекса и активизации эндотелия стенки сосудов.

Феномен нарастания титра антител, очевидно, нужно учитывать при вакцинации, но их роль в патогенезе большинства случаев FIP пока неизвестна.

клинические признаки

Имеется несколько клинических признаков, сопутствующих коронавирусной инфекции кошек, но в большинстве случаев никаких симптомов не наблюдается. Энтерит при коронавирусной инфекции низкой вирулентности (например, FECV) — умеренной и короткой продолжительности. Обычно это бывает у котят, особенно после отъема от матери. Диарея развивается через 2-7 дн. после экспериментального заражения. Иногда диарее предшествует проходящая рвота. Более тяжело FIP протекает в сочетании с бактериальной инфекцией, но сообщения о фатальной геморрагической диарее редки.

Начальные симптомы при влажной и сухой формах неспецифичны и могут быть пропущены при осмотре и наблюдении. Общие симптомы обоих форм инфекционного перитонита включают: анорексию, депрессию, летаргию, колеблющуюся антибиотиконезависимую лихорадку, потерю веса, неспецифический гастроэнтерит, анемию, одышку, желтуху.

Влажный (экссудативный) тип вызывает иммунокомплекс, повреждающий малые кровеносные сосуды, вызывая тем самым утечку белка в виде выпота в замкнутые естественные полости тела. При этой форме FIP развитие болезни прогрессирует, усиливается расширение брюшной полости, обусловленное накоплением асцитной жидкости. У 25% кошек с этой формой идет одновременное накопление выпота в плевральной полости.

При неэкссудативной (сухой) форме гранулематозные поражения развиваются в ряде органов и клинические симптомы зависят от поражения того или иного органа. Наиболее сильно повреждаются органы брюшной полости (особенно печень, почки), центральная нервная система и глаза.

Следовательно, наиболее яркими клиническими признаками являются потеря веса, депрессия и эпизодическая гипертермия. Поражения ЦНС могут привести к ряду неврологических симптомов, включая атаксию, параличи, парезы, нарушение координации, нистагм, припадки и параличи периферических нервов.

При поражении глаз развиваются иридоциклиты, ретиниты, увеиты различной степени тяжести, которые могут быть единственным клиническим проявлением болезни.

Хотя две формы заболевания описываются как различные, они не являются взаимоисключающими. Поражения глаз и ЦНС могут обнаруживаться в 10% случаев при влажной форме и очень много кошек имеют поражения, характерные для сухой формы, но это обнаруживается, к сожалению, только при вскрытии трупа. Имеются также описания случаев влажной формы FIP на фазе восстановления, но затем развивается сухая форма болезни.

диагноз

Постановка диагноза (особенно при сухой форме) значительно затруднена и должна быть основана на клинических признаках и результатах лабораторных исследований. Для окончательного диагноза необходимо проводить биопсию тканей и их микроскопическое исследование.

Из-за неспецифического характера клинических симптомов, сопутствующих, в частности, сухой форме болезни, FIP сопровождается потерей веса, отсутствием аппетита и гипертермией. К другим болезням, которые должны рассматриваться в таких случаях относятся FELV, FIV инфекции, токсоплазмоз.

Очень осторожное исследование глаз должно проводиться у подозреваемых животных, так как только глаза могут иметь единственное легко обнаруживаемое повреждение. Когда происходит плевральный выпот или формируется асцит, инфекционный перитонит один из главных дифференциальных диагнозов.

В США, например, проводили радиографию брюшной полости для постановки диагноза, при этом проявлялся феномен "ground glass" ("матовое стекло") при наполнении жидкостью брюшной полости серозные поверхности рассеяны и распознавание специфических органов невозможно. Даже после проведенного центеза жидкости трудно различать линии и очертания органов в брюшной полости. Диагностика не основывается на рентгенографии, но в дифференциальной диагностике эти данные использовать можно. FIP должен рассматриваться также при неврологической симптоматике, когда причина последней не выявлена.

Влажная форма должна быть дифференцирована от других причин асцита и/или плеврального выпота типа лим-фоцитарного холангита, опухолей, пиоторакса, бактериального перитонита, порока сердца и цирроза печени. Удаление жидкости из полости и ее анализ позволяет отличить инфекционный перитонит от других болезней, хотя кошки с лимфоцитарным холангитом могут иметь асцитную жидкость с подобными биохимическими свойствами. При влажной форме жидкость часто желтая или серая и очень липкая и вязкая, она имеет высокую концентрацию белка, в значительной степени содержащую гаммаглобулины, легко вспенивается при взбалтывании. Если оставить жидкость для отстаивания, то образуется сгусток. Микроскопическое исследование жидкости показывает наличие нейтрофилов, лимфоцитов, макрофагов и мезотелиальных клеток. У представителей семейства кошачьих наряду с поражениями глаз и ЦНС идет также увеличение сывороточного белка в выпотах, клетки обнаруживают во всех жидкостях организма, в том числе и в цереброспинальном ликворе.

Гематологические изменения как при влажной, так и при сухой форме сходны. Наблюдается лейкоцитоз с нейтрофилией, лимфопения, умеренная нерегенеративная анемия. Инфекция, сочетанная с FeLV, вызывает более глубокую анемию и часто сопровождается панлейкопенией.

Уровень сывороточного белка — один из наиболее важных стандартных биохимических тестов для FIP. Как при влажной, так и при сухой форме наблюдается гиперпротеинемия с повышенным содержанием гаммаглобулина из-за формирования большого количества антител к коронавирусу. На ранних стадиях болезни время свертывания крови значительно уменьшается, но в ходе болезни увеличивается. Другие биохимические параметры, такие как ферменты печени, билирубин, моча, могут изменяться вследствие развития гранулематозных поражений в релевантных органах.

Выделение коронавируса при клиническом течении обычно невозможно, если это и удавалось, то одна из трудностей заключалась в культивировании штаммов данного возбудителя.

В будущем такие методы обнаружения иммунных комплексов, как ELISA, IFA, PCR, ELISA (KELA), а также биологические пробы типа реакции вирусной нейтрализации, будут широко использоваться в ветеринарной практике, но пока такие тесты используют как индикаторы коронавирусной инфекции. Основной недостаток предложенных тестов заключается в трудности определения FIP-стимулирующих и тонкокишечных штаммов, а также после реконвалесценции и текущей инфекции. Высокие титры более показательны для общей инфекции, и, если они сопровождаются клиническими симптомами, то часто расцениваются как диагностика FIP. Более низкие титры обычно интерпретируются как проявление инфекции тонкого отдела кишечника. Однако сыворотка некоторых кошек с острой экссудативной формой перитонита может не содержать вообще антител. И наоборот, высокие титры антител могут обнаруживаться у кошек без проявления клинических симптомов, возможно, в процессе реконвалесценции. Это еще раз доказывает сложность интерпретации серологических тестов на FIP и невозможность применения их как единственных для подтверждения диагноза. Следовательно, эутаназия не должна проводиться только на основе данных тестов.

Окончательный диагноз на FIP возможен только при гистологическом исследовании биопсийного или посмертного материала.

патологоанатомические изменения

Характерной особенностью при вскрытии брюшной полости кошки при экссудативной форме инфекционного перитонита является наличие большого количества асцитной жидкости, в объеме нескольких сотен миллилитров. Асцитная жидкость соломенно-желтая или серая может быть чистой или содержать нити фибрина. Плевральные выпоты имеют подобный вид. Многие серозные поверхности покрыты серовато-белым фибринозным налетом, сальник часто непрозрачный, утолщенный и зернистый. Гранулематозные повреждения внутри органов появляются как белые очаги на поверхности разреза. В грудной полости плевральные повреждения часто простираются и на легкие. Асцит при не-экссудативной форме FIP редко имеет фибринозный экссудат, но часто обнаруживаются гранулемы разных размеров, хотя многие из них (при сухой форме) мелкие и подобны тем, которые находят у кошек с влажной формой, в некоторых органах (особенно: печень, почки, лимфоузлы) повреждения могут достигать нескольких сантиметров в диаметре.

Макроскопические изменения в центральной нервной системе встречаются редко. Макроскопические изменения глаз уже описаны ранее.

гистопатология

При влажной форме FIP имеется фибринозный налет на серозных поверхностях большинства внутренних органов. Сальник и серозная оболочка содержат многочисленные маленькие пиогранулемы, некоторые из которых видны невооруженным глазом и очаги мезотелиальной гиперплазии, особенно на селезенке.

Гранулемы обычно состоят из некротического центра и нейтрофилов, окруженных лимфоцитами, плазматическими клетками и множеством активных макрофагов.

Гранулематозные инфильтраты в печени могут включать желчные пути (васкулит стенки желчного пузыря).

В лимфоидных органах брюшной полости отмечена фолликулярная гиперплазия, пиогранулематозные очаги отмечены как в мезентериальных лимфоузлах, так и в селезенке.

Гистопатологические изменения в ЦНС проявляются в виде флебита мозговых и хориоидальной оболочек, но при отсутствии тромбоза.

Фибриноцеллюлярный экссудат, обнаруживаемый внутри глаза, делает внутриглазную жидкость мутной на вид. В сосудистой оболочке глаза могут накапливаться излишки меланина.

Повреждения в скелетных мышцах, яичках, периферийных нервах и мочевом пузыре редки.

лечение

К сожалению, этиотропных средств для лечения FIP не существует. При появлении признаков влажного или сухого FIP, прогноз неблагоприятный. Удаление жидкости обеспечивает только временное облегчение, поскольку новая асцитная жидкость накапливается очень быстро. Комбинированная терапия с использованием преднизолона и циклофосфамида могут вызвать длительную ремиссию. Однако такое улучшение только временное и более длительный прием кортикостероидов может ухудшить состояние вследствие подавления клеточного иммунитета. Также должны использоваться антибиотики широкого спектра действия.

Некоторые иммуномодуляторы, рекомбинантный ДНК содержащий человеческий альфа интерферон и кошачий фибробластический бета интерферон показали хороший антивирусный эффект против коронавирусов in vitro, но при исследовании на кошках они оказались неэффективными.

На ранних стадиях ribaviran (Virazole), adenine arabinoside (Vidarabine) так же показали эффективность при коронавирусных инфекциях, однако токсический эффект рибавирана проявляется в терапевтических дозах.

AZT (Retrovir) и acyclovir (Zovirax) не эффективны.

Амфотерицин Б и макролиды, используемые для лечения системных микозов, показали хорошие результаты in vitro. Однако нефротоксический эффект амфотерицина Б серьезно снижает возможность его использования при данном заболевании.

Некоторый успех был достигнут при применении иммуномодулятора promodulin. Очень редко некоторые кошки поправляются от инфекционного перитонита, хотя роль примененного лечения здесь обычно не ясна. Вероятно, симптоматическое лечение и специальный уход наиболее эффективны на ранних стадиях развития болезни.

В США для лечения FIP при поражениях ограниченных только глазами используют субконъюнктивальные инъекции ацетонида триамцинолона.

Наибольший успех может быть получен только при использовании комбинированной терапии. Например, использование антивирусного агента для подавления вирусного роста и иммуномодулятора для повышения иммунного статуса (комбинация рибавирина и альфа интерферона) дает хороший синергический эффект против коронавирусов in vitro.

К сожалению, вопросы эффективного лечения находятся только в стадии разработки.

профилактика и контроль

Сообщения о коронавирусной инфекции у домашних кошек есть во всем мире, что касается других диких представителей семейства кошачьих, то коронавирусная инфекция описывается только у животных, содержащихся в зоопарках. Серологические обследования кошек позволяют предположить, что инфекция есть у 20% домашних котов и у 95% диких. Такие обследования не могут, конечно, дифференцировать FIP стимулирующие штаммы, FECV или CCV.

Клинически FIP проявляется у кошек любого возраста, хотя наиболее часто болеют животные моложе 2 лет и старше 11 лет. В Англии FIP встречается у породистых кошек, например, у бирманских и персидских.

Большинство кошек, вероятно, инфицируется от матери или от других взрослых особей или котятами в течении первых недель жизни, хотя также может происходить и горизонтальное заражение среди взрослых восприимчивых животных.

Некоторые коронавирусы собаки могут поражать кошек, хотя их роль в эпидемиологии болезни пока неизвестна.

Кошачий (и собачьи) коронавирусы, как доказано экспериментально, выделяются с фекалиями и слюной у кошек на протяжении от нескольких дней до недель до начала клинического течения болезни. Вероятно, инфицированные животные являются источником инфекции для других особей данного вида до начала клинического проявления заболевания, что, естественно, осложняет контролирование вируса в популяции. Кроме того, эпидемиологические и экспериментальные исследования показывают, что кошки постоянно инфицируемые коронавирусами могут быть источником заражения других животных. Однако, механизм и местонахождения постоянной инфекции, количество распространяемого вируса и длительность периода инфицирования пока не известны.

В Европе пока никакая коммерческая вакцина не применяется. В США существует атенуированная живая вакцина против FIP — Primucell FIP, разработанная Smith Kline Beecham применяемая интраназально, но она запатентована только в США, а в Европе пока подвергается лабораторным испытаниям.

Контроль над коронавирусной инфекцией крайне труден, так как предложенные тесты несовершенны. Кроме того, некоторые кошки могут быть бессимптомными переносчиками. Выделение вируса затруднено.

Как лечить коронавирус у кошек

Никакая вакцина не дает 100 % гарантии. Следовательно, имеется 2 главных пути контроля.

  1. Общая ликвидация всей коронавирусной инфекции.
  2. Прагматичный допуск (толерантность).

Вышеупомянутые подходы реальны только в ограниченных ситуациях, например, в размножающихся колониях экспериментальных животных. Во многих колониях контроль зависит в значительной степени от строгих гигиенических предостороженностей, не допускающих попадания любой инфекции. Больные и контактирующие кошки должны быть изолированы, а помещение после них должно быть очищено и дезинфицировано. Карантин и серологическое тестирование помогут не допустить новые инфекции. В сероположительных колониях котята должны отделяться от матерей в 2-6 недель, такой ранний отъем и выращивание в изоляции поможет ликвидировать вирус в колонии.

Так как FeLV может активизировать скрытый FIP и вызывать более серьёзную болезнь, то животные должны проверяться на FeLV. Стрессовые ситуации вызванные внутренними или внешними причинами снижают естественную резистентность организма к вирусу, поэтому необходимо обеспечить животному правильное питание, бороться с паразитами, лечить любое недомогание.

FIP наиболее опасен при групповом содержании в питомниках и кошачьих гостиницах.

Эпизоотология "Ветеринар" — № 3 1998

Другие статьи этого раздела

Malassezia pachydermatis и кожное заболевание у собак
Аспекты наследственного заболевания глаз у породистой собаки
Влияние диеты
Волчанки
Вопросы диагностики и терапии почечной недостаточности
Гастриты, язвы и бактерии Helicobacter spp, у людей, собак и кошек
Гастрэктазия у собак
Гепатоэнцефалопатия у кошек и собак
Гиперсенсибилизация на "укусы" насекомых у плотоядных
Демодекоз собак
Демодекоз у собак2
Диетотерапия заболеваний печени у собак
Диетотерапия почечной недостаточности
Коронавирусные инфекции кошек
Методика наложения хирургических швов на мягкие ткани: современные рекомендации для собаки и кошки
Может ли диета изменить поведение?
Наблюдения за течкой и беременностью у суки
Острая диарея
Отравление парацетамолом
Патология молочных желез у собаки и кошки
Переливание крови у кошек и собак
Пищевая клетчатка и ожирение: Правда и вымысел
Противоинфекционная терапия глаза
Рациональная антибиотикотерапия пиодермитов
Рентгенограммы, специально предназначенные для постановки диагноза у больного
Снижение веса тела кошек, страдающих ожирением, методом контролируемого потребления калорий
Составные элементы анализа мочи
Спинальные травмы: клиническая оценка и лечение
Спинномозговая пункция
Сухой корм для кошек и состояние их мочевых путей
Хирургическое лечение Дистихиазиса

Короновирусная инфекция кошек. Вирусный перитонит кошек

Н.Г. Решетникова, главный  ветеринарный врач клиники "БИОСФЕРА" Краснодар

Короновирусная инфекция широко распространена в популяциях домашних кошек по всему миру. Не мало неприятностей доставляет это заболевание и владельцам крупных питомников породистых кошек. Заболевание имеет широкий спектр клинических проявлений — от диареи до классического выпотного перитонита. Однако, болезнь может длительно протекать совершенно бессимптомно.

Короновирусы кошек принято подразделять на две группы по степени патогенности штаммов.

  • Высокопатогенные штаммы – вирус инфекционного перитонита кошек (ВИПК).
  • Штаммы, вызывающие легкие энтериты или вообще безопасные для здоровья – кишечные короновирусы кошек (ККВК).

Обе группы штаммов считаются единой популяцией вирусов, но с различной степенью патогенности. Однако, было установлено, что ВИПК является мутацией ККВК, которая происходит спонтанно в организме кошек во время течения болезни (Рedersen, 1981).

Несомненно, все штаммы короновируса кошек очень тесно взаимосвязаны и их трудно отличить в лабораторных условиях, но было обнаружено, что с помощью моноклональных антител можно осуществить дифференциацию между ВИПК и ККВК (Fiscu & Teramoto 1987).

Короновирусная инфекция кошек имеет множество клинических осложнений, включая влажный и сухой инфекционный перитонит (ИПК). Классический или выпотный перитонит характеризуется появлением тягучей соломенного цвета жидкости в перитониальной и плевральной полостях. При сухом ИПК развиваются хронические гранулематозные патологические изменения во многих органах, что соответственно, ведет к большому разнообразию клинических проявлений болезни. Оба вида перитонита почти всегда приводят к летальному исходу болезни.

Впервые заболевание было описано в 1963 году (Холзворс, 1963), однако, вирус был выявлен значительно позднее в 1977 году (Horzinek & Osterhaus, 1977) и только в 1981 году энтерит кошек, вызванный короновирусом, был официально зарегистрирован документально (Pedersen, 1981).

Так же установлено, что кошки могут быть инфицированы некоторыми штаммами короновируса собак.

ЭТИОЛОГИЯ

Короновирус — плеоморфный РНК-вирус, имеющий характерную оболочку в виде кольца или короны, с большими лепестками в форме выступов ( пепломеры или спайки). С помощью этих пепломеров вирус прикрепляется к клеткам и, по предположению ряда исследователей, они же являются мишенью для вируснейтрализующих антител ( Vennema, 1990). Диаметр вируса около100 нм.

Короновирус крайне не устойчив во внешней среде. Вирусы кошек становятся неактивными вне организма хозяина в течение одного дня. Они легко инактивируются как посредством нагревания, так и большинством дезинфицирующих средств. Но вирус довольно устойчив к низким температурам, низкому уровню рН и к фенолам.

ПАТОГЕНЕЗ

Путем внедрения вируса считается оронозальный. Репликация вируса происходит в носоглотке и на кончиках ворсинок эпителия. Воздушно- капельным путем кошки были заражены экспериментально, однако, многие авторы считают, что этот путь передачи инфекции не распространен в естественных популяциях. В естественных условиях основным путем передачи вируса считают оральный. Также существуют данные о возможности трансплацентарного заражения (Pederson, 1987).

После того, как произошло заражение, вирус может быть выделен как из слюны, так и из фекальных масс. При оральном заражении репликация вируса происходит в первую очередь,  в миндалинах и тонком отделе кишечника, хотя вирус был обнаружен и в мезентеральных лимфатических узлах, куда он может попадать, вероятно, посредством макрофагов. Кишечная форма может проявляться слабым поносом, но чаще протекает бессимптомно.

Согласно исследованиям (Pederson 1987), если вирус имеет низкую патогенность или у кошки проявляется сильная реакция клеточного иммунитета, вирус из организма может быть удален или его распространение достаточно контролируется, и, в дальнейшем,  нет проявления никаких клинических симптомов заболевания. Именно это и происходит после инфицирования ККВК. Число животных, которые выздоровели после экспериментального заражения ИПК, составляет одно из пяти. Даже те кошки, в организме которых еще находится вирус, перестают распространять его в течение нескольких недель. Однако, существует вероятность длительного вирусоносительства, с повторяющимися периодами выделения вируса во внешнюю среду со слюной и фекальными массами (Stoddart, 1988).

Какой перитонит разовьется у инфицированного животного — выпотный или сухой, напрямую зависит от силы реакции клеточного иммунитета животного. Если клеточный иммунитет средней степени, заболевание развивается медленно, давая начало сухому перитониту. В случае со слабым иммунным ответом организма происходит очень быстрое развитие выпотного перитонита. В случае с экспериментальным заражением таких животных, первые признаки выпотного перитонита развиваются уже на третьей неделе после заражения.

Считается, что применение кортикостероидов во время лечения нецелесообразно, так как в результате снижения иммунитета, после применения препаратов этой группы, происходит значительное усиление степени проявления болезни, которая принимает более тяжелую и затяжную форму.

Роль антител в патогенезе ИПК является весьма сложной. Несмотря на то, что у экспериментально зараженных кошек, вырабатывается большое количество антител, способных нейтрализовать вирус, существующий для этого гуморальный иммуноглобулин класса IgG в большинстве случае вызывает активизацию болезни. Механизм этого до сих пор остается точно не выясненным, но ряд авторов считает, что это связанно с усилением поглощения вирусов макрофагами, в которых они активно размножаются. Этот феномен усиления синтеза антител необходимо учитывать при рассмотрении вопроса о вакцинации.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ

В естественных условиях существует несколько клинических синдромов короновирусной инфекции кошек, но в большинстве случае не наблюдается никаких клинических симптомов болезни.

Энтерит, вызванный ККВК, является скоротечным заболеванием средней тяжести. Чаще проявляется у котят, особенно в период отъема от матери. Первые симптомы появляются спустя 2-7 дней после заражения, как правило, это диарея, иногда ей предшествует скоротечная рвота. В 1981г Маккирнаном были описаны случаи геморрагической летальной диареи у котят, но в естественных популяциях они отмечаются крайне редко.

Начальные симптомы ИПК в обоих случаях, как правило, являются неспецифическими и не ярко выраженными. Температура тела может подниматься до 39,5, животное становится менее активным, несколько заторможенным, возможны отказ от пищи и редкая рвота. Иногда на начальной стадии болезни могут отмечаться респираторные симптомы или диарея.

При выпотном ИПК, после неспецифических симптомов быстро развивается асцит, сопровождающийся депрессией, потерей веса и анемией. Наряду с асцитом, примерно у 20% кошек наблюдается выпот в плевральной полости. В этом случае диспноэ является основным клиническим симптомом. На поздних стадиях болезни часто наблюдается желтуха, болезнь быстро завершается летальным исходом.

При сухом ИПК во многих органах развиваются гранулематозные патологические изменения, при этом клинические симптомы отражают нарушения работы тех органов, которые имеют патологию. Наиболее часто поражаются органы брюшной полости, особенно печень и почки. Также, не редки случаи поражения центральной нервной системы и глаз.

Несмотря на многообразие клинических признаков, наиболее частыми проявлениями болезни являются гипертермия, потеря веса, асцит. При поражении ЦНС неврологические симптомы могут быть различными, например атаксия, парез или паралич конечностей, поведенческие изменения, нистагм, судороги и т.д. Реже отмечаются поражения глаз, такие как иридоциклит и ретинит, гифема в различной степени проявления.

Стоит отметить, что, по мнению ряда авторов, выпотный и сухой перитонит не являются взаимоисключающими формами развития болезни и нередко переходят одна в другую. Примерно у 10% кошек с выпотным ИПК отмечаются патологии глаз и центральной нервной системы. Кроме того, известны случаи, когда на фоне ремиссии выпотного ИПК развивался сухой перитонит.

ДИАГНОСТИКА

Постановка диагноза ИПК, особенно в случае сухого ИПК, может быть затруднена. Вследствие разнообразного течения болезни и отсутствия специфического синдрома сухого ИПК, многие авторы говорят о том, что практикующие врачи должны подразумевать короновирусную инфекцию у кошек с такими клиническими проявлениями как потеря веса, на фоне угнетенного аппетита и устойчивой гипертермии. Однако, необходимо провести дифференциальную диагностику от таких заболеваний как токсоплазмоз, вирусный лейкоз кошек и вирусный иммунодефицит кошек. Таким животным следует провести максимально полное офтальмологическое обследование, так как поражение глаз может быть единственным симптомом, подтверждающим наличие сухой формы ИПК. При наличие асцита и выпота в плевральную полость ИПК является основным дифференциальным диагнозом, это справедливо и в отношении клинических проявлений неврологических патологий.

Выпотный ИПК следует дифференцировать от других причин асцита, например от лимфоцитарного холангита, опухолей, пиоторакса, бактериального асцита, сердечной недостаточности и цирроза печени.

Проведение анализа асцитной жидкости, дает возможность наиболее точно поставить диагноз, однако при лимфоцитарном холангите биохимический состав жидкости практически идентичен.

При выпотном ИПК, перитониальная жидкость желтого или серого цвета. Из-за высокой концентрации белка (32-118г/л) она липкая и вязкая, поскольку, в основном белок представлен гаммаглобулиновыми фракциями. Жидкость при встряхивании пенится, а при отстаивании коагулируется. При микроскопии в ней обнаруживаются нейтрофилы, лимфоциты, макрофаги и мезотелиальные клетки.

Гематологические изменения при выпотном и сухом ИПК схожие. Имеет место лейкоцитоз с нейтрофелией, но без лимфопении. Примерно в половине случаев, присутствует нерегенеративная анемия.

Выделение короновируса, как правило, невозможно. Это связано, в первую очередь, с относительно малым количеством циркулирующих вирусов и с трудностями, связанными с выращиванием полевых штаммов короновируса в клеточных культурах. Современные методы, используемые в научно-исследовательских лабораториях, такие как анализ циркулирующих иммунных комплексов, антиген-связывающий иммуноферментный анализ, нуклеотидный зонд и полимеразная цепная реакция, наиболее эффективны, но пока малодоступны для практикующих врачей. Серологические тесты используются гораздо чаще, но имеют ряд недостатков, связанных с трудностью идентификации штаммов короновирусной инфекции, а также между прошедшей и настоящей инфекцией. Однако, высокие титры антител в сочетании с клиническим проявлением болезни могут считаться диагностическими, тогда как низкие тиры следует интерпретировать как показатель наличия скрытой кишечной инфекции. Но в лабораторных условиях было выявлено достаточное количество животных с низким или неопределяемым уровнем антител, но имеющие клинически выраженный выпотный ИПК. И, наоборот, высокий уровень антител в сыворотке крови был многократно выявлен у клинически здоровых кошек. В любом случае, при интерпретации результатов серологического исследования, необходимо быть крайне осторожным и учитывать как клиническую картину, так и результаты гематологических анализов.

Дифференциальная диагностика ИПК, зачастую, возможна только при проведении гистологического анализа биоптатов из внутренних органов.

Патология

При вскрытии животных с выпотным ИПК, наиболее заметным признаком является наличие в брюшной полости большого количества желтой или грязно-серой жидкости, как правило прозрачной, но могут присутствовать хлопья фибрина, жидкость в плевральной полости идентична. На поверхности серозных оболочек часто серовато-белые отложения фибрина, а сальник темный, утолщенный и зернистый. Гранулематозные изменения в виде белых очагов хорошо видны на срезах внутренних органов.

При сухом ИПК  асцитная жидкость в брюшной полости либо отсутствует, либо ее количество крайне незначительное, но гранулематозные изменения в органах идентичны выпотному ИПК, однако, чаще значительно большего диаметра, особенно в печени и почках.

ЛЕЧЕНИЕ

При развитии клинических симптомов выпотного или сухого ИПК прогноз должен быть крайне осторожным.

Аспирация асцитной жидкости малоэффективна, как правило, жидкость довольно быстро набирается вновь и данная манипуляция приносит временное облегчение. Применение больших доз кортикоидов так же дает кратковременное улучшение. Но выраженное иммунодепрессивное действие при длительном их применении, в большинстве случаев вызывает стабильное ухудшение общего состояния пациента, что связано с угнетением клеточного иммунитета.

Применение противовирусных препаратов, достаточно эффективно для профилактики заболевания в питомниках, но эффективность в схеме лечения заболевших животных спорна. В любом случае должно проводится симптоматическое лечение заболевших животных. Начинать лечение необходимо как можно раньше, при соблюдении режимов кормления и гигиены содержания больного животного.

ЭПИЗОТОЛОГИЯ И ПРОФИЛАКТИКА

Заболевание широко распространено среди домашних кошек по всему миру, кроме того, большинство видов диких кошачьих также могут болеть ИПК. Случаи заболевания обеими формами ИПК были многократно зарегистрированы среди диких кошек в зоопарках. Серологические исследования подтверждают факт широкого распространения ИПК среди домашних кошек. Около 25% свободно живущих кошек и до 95 % кошек питомников имеют антитела к короновирусной инфекции кошек. Конечно, эти исследования не дают точной информации о дифференциации на штаммы. Но спорадически возникающие вспышки ИПК в питомниках, притом, что заболевание затрагивает не боле 5-10% поголовья, говорит в пользу достаточно широкого распространения именно патогенных штаммов. Клинически ИПК может проявляться у кошек любого возраста, но подавляющее большинство случаев было зарегистрировано среди молодых животных, до 2 лет или у старых кошек, старше 11 лет.

По результатам исследований, большинство кошек инфицируются от матерей в раннем возрасте или от других заболевших животных, при контакте в первые недели жизни. (Addie&Jarret, 1990, 1991), хотя в настоящее время есть данные, подтверждающие и горизонтальное распространение инфекции среди взрослых животных.

Коронавирус у кошек и котов

В экспериментальных исследованиях, было доказано, что короновирусы начинают выделяться во внешнюю среду со слюной и фекальными массами за долго до клинического проявления ИПК ( Stoddart, 1988). Следовательно, инфицированные кошки, становятся источником заражения здоровых животных еще до проявления у них клинических признаков. Это значительно усложняет контроль за распространением инфекции. Кроме того, многие животные могут быть вирусоносителями и стабильно выделять вирус во внешнюю среду, без каких либо клинических проявлений болезни.

Эффективных вакцин против ИПК в настоящее время не разработано, хотя работы в этом направлении ведутся с начала 90-х годов.

 В настоящее время существует лицензированная в США аттенуированная живая ИПК-вакцина, которая наносится на слизистую верхних дыхательных путей и индуцирует стабильный иммунитет слизистых, однако, эта вакцина еще не зарегистрирована в России и большинстве Европейских стран. В настоящее время, единственным, надежным методом защиты от заболевания, особенно в питомниках кошек, является гигиена содержания здоровых животных и контроль за перемещением животных. Карантин для вновь приобретенных в питомник животных может быть малоэффективным, в связи с длительным периодом скрытого носительства короновирусной инфекции.

Серологические обследования питомников позволяют без дифференциации штаммов выявить всех серопозитивных животных. И, не смотря на то, что среди них могут быть животные позитивные к штаммам кишечного короновируса, их следует изолировать от здоровых, серонегативных животных. Котята, рожденные от инфицированных матерей, также должны быть изолированы от них не позднее 6 недельного возраста, с последующим серологическим исследованием. В настоящее время только эти мероприятия могут дать питомникам кошек возможность защитить здоровое поголовье и предотвратить распространение этого опасного заболевания среди породистых племенных животных.

Наталья Карпецкая, к.в.н, практикующий ветеринарный врач

Короновирусная инфекция кошек. FECV felineentericcoronavirus

Вирусныйперитониткошек. FIP Feline Infectious Peritonitis

Определение болезни

Вирусный перитонит кошек (ВПК FIP ) — это подостро или хронически протекающая вирусная болезнь диких и домашних кошек, вызываемая одним из кошачьих РНК короновирусов.

Встречаемость.

Встречается повсеместно на всей планете. Болеют все виды диких и домашних кошек. Чаще встречается в питомниках и других скученностях кошек. Из домашних кошек породистые болеет чаще, чем беспородные. Болезнь не выбирает пол, возраст.

Эпизоотология

Существует множество типов коронавирусов, но некоторые из них вызывают заболевание, а некоторые — нет.

Большинство коронавирусов вызывают всего лишь кратковременную диарею у котят. Другие коронавирусы вызывают опасные и часто  смертельные болезни. К сожалению, в настоящее время невозможно определить, каким видом коронавируса инфицирована кошка — практически безопасным или смертоносным, вызывающим FIP.

Короновирусы кошек принято подразделять на две группы по степени патогенности штаммов.

Высокопатогенные штаммы – вирус инфекционного перитонита кошек (ВИПК).

Штаммы, вызывающие легкие энтериты или вообще безопасные для здоровья – кишечные короновирусы кошек (ККВК).

Обе группы штаммов считаются единой популяцией вирусов, но с различной степенью патогенности. Однако, было установлено, что ВИПК является мутацией ККВК, которая происходит спонтанно в организме кошек во время течения болезни (Рedersen, 1981).

В естественных условиях основным путем передачи вируса считают оральный. Также существуют данные о возможности трансплацентарного заражения (Pederson, 1987).

При оральном заражении репликация вируса происходит в первую очередь,  в миндалинах и тонком отделе кишечника

Непосредственно возбудитель коронавирусного энтерита  поражает кишечник,  что может проявляться слабым поносом, но чаще протекает бессимптомно.

Несомненно, все штаммы короновируса кошек очень тесно взаимосвязаны и их, но с помощью моноклональных антител можно осуществить дифференциацию между ВИПК и ККВК (Fiscu & Teramoto 1987).

Заражаются кошки через нос и через пасть, т.е. фекалии больных животных, через слюну, через предметы обихода, доказано заражение котят через мать при прохождении через родовые пути. Внедрение вируса в организм кошки  происходит в носоглотке и на кончиках ворсинок эпителия.

Так происходит заражение коронавирусной инфекцией.

По непонятным причинам простой коронавирус  начинает мутировать  в опасный, вызывая у кошки вирусный перитонит.

В какой момент происходит это событие, по каким причинам происходит это превращение – пока никто не знает.

Поэтому не существует надежного способа защитить кошку от FIP.

Возбудитель болезни.

Коронавирусы распространенные возбудители серьезных заболеваний и

представляют собой близкие штаммы одного и того же вируса

Знакомьтесь! Вот он.

По Классификаци вирусов по Балтимору возбудитель коронавирусной инфекции

IV: : (+)оцРНК-вирусы Coronaviridae

А какое их большое количество!

В семейство коронавирусов, входят вирусы

ин­фекционного бронхита кур (ИБК)

инфекционного гастро­энтерита свиней (ИГС)

коронавирус диа­реи новорожденных телят (ДНТ)

вирус си­нюшной болезни индюков (СБИ)

коронавирус собак (КВС)

коронавирусный энтерит кошек (КВИЭК) и, как его модификация

коронавируный перитонита кошек (ИПК

Нас из этого списка интересует лищь:

Коронавирус кошачьего энтерита (feline enteric coronavirus, FECV)

и вирус кошачьего инфекционного перитонита (feline infectious peritonitis virus, FIPV)

FECV( кошачий энтерит) поражает в основном клетки слизистой оболочки тонкого кишечника кошки и вызывают диарею (понос). Особенно восприимчивы к вирусу котята в возрасте после одного двух месяцев. Болезнь обычно начинается с рвоты, а затем переходит в понос, который продолжается 2-4дня, после чего наблюдается выздоровление.
Однако животные еще долго остаются носителями вируса, который выделяется с фекалиями и легко заражает других котят, если они пользуются тем же туалетом. Хотя это очень распространенное и частое заболевание котят, но не настолько опасное, чтобы привлекать к себе большое внимание.

Инфекционный перитонит (FIPV)

Возникает неожиданно и как бы спонтанно у котят и молодых животных. В противоположность вышеописанному заболеванию, эта болезнь почти неизбежно заканчивается смертью.
Вирус поражает макрофаги (белые кровяные клетки, они же лейкоциты, они же клетки, осуществляющие иммунный надзор ), разрушая их и тем самым открывая дорогу инфекции в тканях.

Как же это происходит? И почему болезнь почти всегда с летальным исходом?

Давайте, пробуем разобраться. Кому то может быть это интересно. Следите за моей мыслью.

Патогенез болезни.

Через носоглотку вирус внедрился в организм. Он мог проявить себя, поразив эпителий ЖКТ (желудочно кишечного тракта).

Вирус мог находиться какое-то время в организме, не проявляя себя никаким образом, от совсем короткого до совсем длительного времени. Но что-то такое случилось. По неизвестным механизмам вирус мутировал, т.е. переродился и стал проявлять свои высокопатогенные свойства.

Начинается смертельная схватка. Кто-кого. На поле действий у нас с одной стороны нападающий вирус, с другой стороны Т-клетки (макрофаги) и их помощники В-клетки (лимфоциты) Это так называемый т- клеточный и в-клеточный иммунитет, главные защитники организма.

В организме кошки идет  вирусная атака против  клеток иммунной системы. Макрофаги  очень активно пожирают вирусы,  их силы истощаются, они кричат «караул, на помощь!!!» и тут им на помощь бегут очень маленькие, подвижные, везде проникающие В-клетки защитного подразделения.

Они усиленно начинают помогать большим, неуклюжим макрофагам уничтожать вирусы. На крик о помощи – красный костный мозг начинает усиленно вырабатывать Т-клетки и вырабатывает их все больше и больше.

НО!!! Происходит страшный парадокс природы.

Вирус, которого  поглотил макрофаг, прижился в нём, хорошо обустроился, напитался запасами этой клетки, разрушил её полностью, вышел из неё и стал искать другие клетки, чтоб и там все разрушить.

Но мы не забыли, что эти Т-клеткм (макрофаги) есть первые защитники кошачьего организма, первое звено иммунитета и когда они тотально гибнут вирус повсеместно распространяется.

Вся проблема в том, что именно Т-клетки (макрофаги) и есть главная мишень вируса.

Захваченные вирусом макрофаги не могут больше отдавать приказы защитным подразделениям.

Что делать, если у кошки короновирусная инфекция?

Иммунная система ослабевает. В-клетки (лмфоциты) не справляются с уничтожением вируса. Иммунная система напрочь ослабевает.

На этом вирусы не останавливаются. Военные действия между вирусами и защитниками происходит в крови и вирус, таким образом, распространяется по всему организму.

Особенно он любит скапливаться в местах, где много мелких кровеносных сосудов, а это клетки печени, селезенки и другие.

Если иммунитет слабый вирус разрушает кровеносные сосуды, через их мельчайшие микротравмочки происходит просачивание крови в полости. Самая большая полость брюшная. Брюшная полость заполняется жидкостью. Возникает асцит (водянка). Это влажный перитонит. Течение влажного перитонита скоротечно.

Если иммунная система продолжает постоянно активно сопротивляться,  процесс затягивается на долгое время, возникает так называемый сухой перитонит, т.е. в инфекционный процесс вовлекаются легкие, печень, нервная система, слизистые,  конъюнктива.

По продолжению сухой перитонит долгий. Его сразу не распознать. В основном все лечение направлено на его проявления, а не на него самого.

Как правило, в обоих проявлениях вирусного инфекционного перитонита, наступает гибель.

Пожалуй, это все про то, как развивается болезнь.

Такой же механизм развития болезни у вирусной лейкемии кошек, вирусного иммунодефицита кошек. Главное, что происходит в организме – это гибель иммунных клеток. Именно поэтому часто болезни считают похожими на ВИЧ – вирусный иммунодефицит человека и на его последнюю стадию СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита. У организма нет никаких шансов выжить. Он ничем не защищён.

Диагностика.

Нет никаких тестов на FIP. В Санкт-Петербурге делают исследование на коронавирус кошек методом ПЦР (полимеразная цепная реакция). Но, даже наличие антител коронавируса не является окончательным диагнозом и выводом. Определение подобных титров может быть полезным в многочисленном питомнике, приюте – они свидетельствуют о том, что данное животное подвергалось коронавирусу, но даже наличие высоких титров не говорит прямо о том, что у кошки разовьётся FIP.

Более того, нельзя поставить даже раннего диагноза!!! положительные иммунологические тесты на вирус могут давать и совершенно здоровые животные, если они являются носителями сравнительно безобидной FECV (простой коронавирусной инфекции), который иммунологически не отличается от FIPV.

В существующих методах диагностики по титру антител нельзя с достоверностью дифференцировать обе формы коронавирусной инфекции.

Лабораторный метод Требуемый материал Тест определяет
Метод иммунофлуоресценции Цельная кровь, сыворотка, плазма или выпот Антитела
Обратная ПЦР Фекалии, мазки из прямой кишки, выпот, слюна или кровь Вирус

Симптомы болезни.

Классический экссудативный (влажный) кошачий инфекционный перитонит (FIP) характеризуется выпотеванием липкой соломенного цвета жидкости в перитонеальную и плевральную полости

И поэтомучаще всего болезнь замечают по прогрессивно вздувающемуся животу, на фоне повышенной, флуктуирующей температуры тела. Это так называемая мокрая форма FIP (водянка).

Но есть (значительно реже) и сухая форма, когда внешние признаки отсутствуют, а наблюдается лишь повышенная флуктуирующая температура, вялость, потеря аппетита, потеря веса.

Неэкссудативный (сухой) FIP характеризуется проявлением хронического гранулематоза органов и систем. Обе формы, к сожалению, фатальны. Спасти заболевших животных нельзя.

Лечение.

Эффективного лечения вирусного перитонита нет.

В основном лечение направлено на сопутствующие проявления болезни – гепатонефропатия, поражения лёгких и сердца, нервные проявления. Ветеринарный врач сам выбирает тактику лечения.\

Профилактика.

1. Первоначально вирус внедряется в энтероциты кишечника. Организм, его иммунная система могут дать отпор на этой стадии, при условии, что желудочно-кишечный такт здоров. Необходимо об этом позаботится.

2. Есть сведения о трансплацентарной передаче инфекции. К племенному использованию допускать исключительно здоровых животных.

3. При подозрении или обнаружении болезни изолируем кошек друг от друга.

4. Всех кошек вакцинируем от вирусного перитонита кошек.

5. Для вируса перитонита смертельно опасны все дезинфицирующе средства и спирт!

Об этом необходимо помнить!!!

6. Обязательно мыть кошачьи туалеты после каждого их посещения, миски тоже мыть. Используйте дезинфекционные средства для детей. Они менее безопасны и менее токсичны. Мойте попки, лапки, ротики. Можно использовать мираместин, хлоргексидин, раствор марганцовки и отвар ромашки.

7. Исследование на коронавирусную инфекцию выполняются через неделю после лечения и подтверждаются  повторными исследованиями. Три полученных отрицательных результата указывают на отсутствие болезни.

Выводы:

Вирусным инфекционным перитонитом болеют кошки всех возрастов, независимо от породы и возраста.

Более подвержены молодые и пожилые кошки

Коронавирусной инфекцией заражаются через фекалии, слюну и предметами обихода.

Вирусным перитонитом заражение происходит только через кровь!!!

Коронавирусный энтерит поддается лечению. Трудности при лечении этой болезни могут создаваться сопутствующим инфекциями, так называемые «сочетанные» инфекции, наприм, хламидиоз, токсоплазмоз, паразитарные инфекции (глисты, лямблии и т.д.)

Коронавирусный энтерт можно вылечить.

Вирусный перитонит лечению не поддается.

Вакцинированные кошки имеют стойкий иммунитет протии этой очень опасной болезни.

При написании статьи использованы научные данные, некоторые сведения из интернета и мой опыт.

М. б. кому-то трудно понять написанное, но я старалась очень доходчиво. У моих коллег могут возникнуть вопросы, пожалуйста, я готова к диалогу, но эта статья написана для владельцев моих самых обожаемых британских кошек. Спрашивайте, отвечу всем.

P.S. В России появилась вакцина от вирусого перитонита кошек.

Leave a Comment