Жан-Мишель Олас. Пособие по поиску виновных

Жан-Мишель Олас не устает доказывать, что он лучший руководитель Лиги 1. 

Уверен, вы обязательно читали самое громкое интервью Лаказетта в карьере. Алекс попытался изложить свою версию произошедших событий минувшего лета. Если пересказать сию бучу в двух словах, то получится примерно следующее: «Мне обещали много денег, если я продолжу хорошо играть. Играл я отлично, но обещанных денег не получил, плюс президент озвучил сумму контракта в прессе, из-за чего меня все посчитали жадиной и рвачом. Это событие испортило мой отпуск, расстроило бабушку и теперь я все никак не могу собраться. Даже играя с Бастией, два месяца спустя после этого инцидента, я думал об этом. А еще Фурнье меня не поддержал после смазанного пенальти, не сказал никому, что я играл в травмой. В общем, я готов офигенно, и мои разоблачения меня раскрепостят«.

То есть наемный работник просто взял и наехал на своих боссов, причем явно переборщил с наездом на самого главного. Если бы к октябрю на счету Лаказетта было 10 голов, а Лион шел в лидерах — говори, рви общественность, смейся над бомбардирскими показателями Бриана. Ты — лучшее, что есть в этой команде, а на тебе экономят и над твоим контрактом давно смеется Кокорин. Только положение вещей сейчас вообще не такое.

За день до главного матча в ЛЧ, после серии провалов, на фоне собственной катастрофической формы. Все знают, что Лаказетт — нормальный, умный, воспитанный парень, но это?

Честно говоря, мне даже сам матч был не столь интересен, а реакция Оласа. Юбер Фурнье красиво ушел от комментарие по интервью, сказав, что все вопросы с Лаказеттом будет решать лично. А что же Жан-Мишель Олас? Президент объявился только после финального свистка проигранного матча. И здесь наступает тот самый момент, после которого я вообще обалдел от крутости Жан-Мишеля.

Вы и так знаете, что Олас — очень опытный и авторитарный руководитель, который никогда не позволит открыто критиковать себя кому-то из футболистов. Но что делать, если тебя обозвали вруном, а сделал это твой самый главный актив и один из лидеров в раздевалке? Отправить в дубль — честно, но это решение может принести еще больше проблем. Молчание — примерно то же самое, что признать свою вину и выставить себя в дурном свете. Но третий вариант меня поразил.

«Я знаю Алекса, он никогда бы не сказал, что Олас меня ранил. Либо L’equipe хочет дестабилизировать обстановку внутри нашего клуба, либо это просто проявление некомпетентности. Но там работают квалифицированные журналисты. Мне даже пришлось написать редактору издания, они перешли черту. Я требую опровержения, это возмутительно. Я безмерно верю с Лаказетта, это прекрасный парень. Я ему уже написал об этом»

Понимаете, виноваты — журналисты. Ничего не было, давайте жить дальше, а внутри я сам разберусь. Увести из под удара игрока, клуб и тренера под лживым и смешным предлогом — это высший пилотаж, традиции Моуриньо живы и во Франции. Общавшиеся с Лаказеттом господа Дюлюк и Гази не будут устраивать публичные схватки, на которые точно пошел бы условный Пьер Менес. Никто не будет выбрасывать в сеть диктофонную запись интервью, никому эти разоблачения не нужны. Олас знает правду, ее знает Лаказетт и журналисты, но иногда эта правда никому не нужна. Создалась почти патовая ситуация, из которой Олас вышел через неприметную форточку, устроив по дороге пожар в соседнем доме.

Мы совсем потеряли прошлогодний Лион: мальчики выросли, Гуркюфф лечится в другом месте, Набиль Фекир сломался, а Бакари Коне вообще не играет. Скоро восстановится Гренье и мы снова будем уставать от его недовольной мины, если его оставят в запасе. Бовю успевает давать по два абсолютно разных интервью в день, Ферри явно занялся черной магией, потому что все его конкуренты ломаются при первой возможности.

Но будьте спокойны: Олас все решит. Будет новый результат, новый стадион, новые победы.