Себастьян Фор: Пюэль и Гард никогда не пойдут с тобой обедать

Себастьян Фор, ныне выступающий в Рейнджерс, дает зубодробительное интервью, в котором шикарно представляет британский футбол.

— Ты уже два с половиной года в клубе. Какие ассоциации возникают при упоминании слова «Рейнджерс»?

— (Долго думает). Это легко сказать, но это слово —  религия. Футбол здесь именно таков, клуб, болельщики, все, что происходит вокруг… Несмотря на вылет в четвертый дивизион, люди остались работать на «Айброкс» или «Мюррэй Парк» (тренировочный центр клуба, прим. автора). И они горды тем, что работают здесь. Очень горды иметь возможность сказать: «Я работаю в «Рейнджерс«.

В любом случае, играть на «Айброкс» нелегко. Здесь такое давление. Ты можешь вести в счете 2:0, но стоит ошибиться в передаче, как тебя освистают. Я уже слышал свист на «Жерлане», но такого как здесь — никогда (смеется).

Себастьян Фор: Был вечер вторника, мы победили 4-0, а на трибунах собралось почти 40 000 болельщиков. Просто сумасшествие какое-то.

— Ты быстро осознал, что такое «Рейнджерс». Ты ожидал этого?

— Нет, не думаю. Я знал, что Рейнджерс — это великий клуб, но не знал как к нему относятся другие шотландские команды. Клубы из Глазго ненавидят все вокруг, это невероятно (смеется). И потом, сначала я не хотел сюда переходить. Я сказал своему агенту: «Ты молодец, уже четыре года как я играю в четвертом дивизионе во Франции…» И теперь вот четвертый дивизион в Шотландии. На что он мне ответил: «Себ, пожалуйста, съезди туда на два дня, посмотри инфраструктуру, стадион и ты изменишь свое мнение«. В первый день просмотра я тренировался с резервистами, все прошло хорошо. Вечером я пошел на матч первого раунда кубка Лиги против «Ист Файф». Был вечер вторника, мы победили 4-0, а на трибунах собралось почти 40 000 болельщиков. Просто сумасшествие какое-то. Я позвонил агенту и сказал: «Если все хорошо, я хочу остаться здесь«!

— Все ваши дела и жесты тщательно отслеживаются. Какое влияние на клуб оказывает пресса?

— Для начала нужно понять, что пресса здесь в 15 раз хуже, чем во Франции. Слово «кризис» я встречал в течение 362 дней из 365, даже когда мы побеждали. И да, я думаю, что пресса имеет влияние. Но на меня — нет. Если честно, я не читаю прессу, за исключением новостей о политике и всего того, что касается моей страны. Но на уровне клуба влияние присутствует.  Блйэки (Иан Блэйк) каждое утро приносит Sun, мы его читаем. Маккойст читает по утрам прессу в своем кабинете на Мюррэй Парк, который просто огромный (смеется). Думаю, пресса больше влияет больше на тренерский штаб, нежели игроков.

Джимми Белл

Джимми Белл (Фото: L’Equipe)

— На твой взгляд, кто олицетворяет собой душу клуба?

— Джимми Белл (на фото), клубный интендант. Кажется, он работает здесь с 1972 года. Это невероятно, ведь он работал с Маккойстом и Дюррантом когда они были игроками, а теперь они тренеры (интервью писалось до отставки МакКойста, прим. автора). Это сумасшедшая история, не во многих клубах ты увидишь такое. У Джимми есть зал в одном из уголков Айброкс, где хранятся все футболки Рейнджерс, все фотографии за 40 лет. На тренировочной базе у него есть комната, куда никому нельзя заходить (смеется), где хранятся все сувениры, кубки. Этакий персональный музей! Когда у нас хотели отнять Айброкс, он чуть было не перевез все к себе, т.к. боялся что все это заберут. Душа клуба — это он, Джимми.

Он прекрасен, хотя часто дуется (смеется). Но его нужно понять. Вспоминаю как приехал на просмотр и не говорил по-английски. «Ты не говоришь по-английски, чертов француз«. (смеется). Это было очень зло. Сейчас мы его подкалываем с Билелем (Мохсни), а он нам травит байки, всякие истории. Золотой души человек.

— Чтобы лучше понять сумасшествие вокруг Рейнджерс, думаю, что кто-нибудь из молодых парней уже сделал себе татуировку с изображением клубной эмблемы на икре…

— Дэнни Стоуни (18 лет), отличный парень, выступающий сейчас в аренде в «Странрере». Он сделал себе татуировку голубого цвета, вокруг все обведено красным и вдобавок есть пять золотых звезд. Это просто жесть… Я сам из Лиона, и пусть я сам болельщик клуба, я никогда не сделал бы себе тату с символикой Лиона. В Лионе, если бы ты такое сделал в академии, тебя бы дразнили «подлизой» — (в оригинале употреблено менее литературное слово, прим. — olyon.ru). Здесь это поощряется. В Лионе ты сменишь прическу, стиль, и об этом начнут говорить. Здесь же всем наплевать на это. Луки здешний игроков, это… Возьмем вот Ли Уоллеса, да я его никогда в джинсах не видел (смеется). В Лионе ты стараешься одеваться, чтобы выглядеть стильно, но здесь все не так.

— Говорят, у Иана Блэйка также есть тату, посвященное Рейнджерс…

— Блэйки, он сделал себе тату с шотландским флагом. Это в принципе тоже самое. Никогда не видел, например, игрока, который бы сделал себе тату с французским флагом. Но как по мне, это было бы красиво. Да, я патриот и горжусь тем, что я француз.

Лион. Айброкс

— Вернемся к Рейнджерс. Мне объяснили, что клуб вам дает большую свободу в вопросах восстановления или питания. Это должно было тебя изменить после строгих правил Лиона.

— Официально, соглашусь (смеется). Если серьезно, то ты прав. Во время ланча после тренировки ты можешь выбрать любой соус: майонез, барбекю. И никто не будет смотреть что ты ешь. К тому же, есть специальный стол с угощениями. И если ты хорош в игре, не набираешь вес, ты ешь все, что тебе хочется. Можешь даже подходить за добавкой. Что касается меня, то я склонен к набору веса, поэтому я слежу за питанием и чувствую себя отлично. Французские же тренеры тут бы сошли с ума в вопросах диеты (смеется). В Лионе было все строго и все следили за тем, что ты положил себе в тарелку. Вдруг, с чем-то переборщил. Думаю это слишком строго, особенно когда ты молод. Поэтому частенько возникали проблемы из-за повальных запретов.

Себастьян Фор: Пюэль и Гард никогда не пойдут с тобой обедать, а Маккойст без проблем примет с тобой душ голышом

Вспоминаю как в Лионе, при Гарде и Пюэле, ты не мог с ними поговорить. Здесь же, в первый день просмотра, Маккойст сказал мне по-французски: «До завтра, мой друг«. Я подумал: «Куда я попал? Это же Алли Маккойст, а не абы кто«. Пюэль и Гард никогда не пойдут с тобой обедать, а Маккойст без проблем примет с тобой душ голышом (смеется).

И это не учитывая, если я не сболтнул лишнего, что на одной из тренировок он стал на линию ворот со спущенными шортами из-за не использованного выхода один на один в игре, и нужно было бить по воротам поверх него… (Смеется). С Билелем, мы буквально катались по полю от смеха. Это было легендарно! Тренер, который показал свой зад всей команде. Что забавно, так это то, что они во всем знают меру. Если тренер захочет тебе напихать, он это легко это сделает, больше никакого веселья. Но если в течение сезона ты хорошо работаешь, тебя никогда не оскорбят!

В раздевалке перед матчами царит шикарная атмосфера, мы можем пить кофе. В перерывах мы иногда ухахатываемся с Билелем, так как это уже время для чая. Блэйки, настоящий специалист, он любить ударить по чайку с печеньками в перерыве (смеется). Вот в чем разница от Франции, здесь нельзя сравнивать.

«Айброкс» в этом сезоне не так хорошо заполняется из-за конфликта фанатов и руководства. После вылета в D4 многие фанаты говорили, что атмосфера стала больше похоже на библиотеку, о чем иногда поют фанаты «Хартса».

Себастьян Фор: В раздевалке перед матчами царит шикарная атмосфера, мы можем пить кофе

Лично мне очень понравился стадион «Хартса». Трибуны расположены очень близко к газону, шикарная акустика, классный антураж. Это же гениально. И нам очень не хватает Union Bears (самая атмосферная группа фанатов, которая недавно решила вернуться на стадион).

Да, иногда не хватает атмосферы дома, но на некоторых выездных матчах, например товарняки с «Бристоль Сити» или «Шеффилд Уэнсдей», это было что-то с чем-то. Молодежь не умолкала все 90 минут, и если бы такое было на Айброкс, было бы здорово.

А вообще, один из лучших матчей по уровню атмосферы случился против Мозервелла в кубке Лиги. Это было в сезоне, когда мы выступали в D4. Было где-то 27-29 тысяч болельщиков (29 314, прим. автора), и это был вечер вторника и мы выиграли 2-0, показав очень хороший футбол. Тогда Мозервелл хорошо начал сезон, а публика нас гнала вперед при каждом касании мяча. Было очень жарко! Union Bears (мощная фанатская фирма Рейнджерс) устроили крутой перфоманс в конце, скандируя «до свидания» в адрес болельщиков «Мозервелла» на разных языках, это было шикарно (смеется).

Вспоминается также последний матч сезона против клуба «Бервик», тогда мы еще выступали в D4. Рекорд посещаемости, почти 51 000 зрителей (если быть точным, 50 048, прим. — автора). Мы вышли, а весь стадион размахивал флагами Великобритании. Матч был ни о чем, но атмосфера — это нечто. Когда я вышел на поле, мурашки побежали по телу. Серьезно. В тоннеле, Simply The Best кажется в 15 раз громче, чем обычно. К тому же, у них есть гимн, который дважды повторили а капелла. Первые касания мяча, пффффф. Супер. Просто супер! А потом вечеринка с фанатами, это было незабываемо.

Будущее

— Какие воспоминания у тебя остались от Boxing Day, даже скорее от Boxing Week?

— В мой первый сезон мои родители, бабушки с дедушками, мой брат приехали как раз на эту неделю. Их было десять человек и мне пришлось снять для них целую квартиру в Глазго. Помню, что 25 декабря, моя бабушка приготовила индейку, а я проснулся и пошел на тренировку (смеется). Серьезно, для меня это было непривычно. Мы собрались в 9 утра, вместо 10.30, т.к. никто не хотел приходить на занятие в этот день, но такова наша профессия. Мы пришли в 9, немного поработали и пошли по домам. В 10 я вернулся.

— У вас есть особая программа восстановления или тренировок в течение этого периода?

— Все индивидуально. Если хочешь восстанавливаться — восстанавливайся. Рейнджерс — это все же не мадридский Реал. У нас есть массажист, уже два кинезитерапевта. Это ведь не пять массажистов, пять физиотерапевтов, пять кинезитерапевтов.

— И в завершении, каким ты видишь свое будущее, зная, что ты редко играешь и твой контракт заканчивается?

— Мне здесь сложно. Я бы хотел выступать в Чемпионшипе, работаем над этим вариантом. Дело в том, что я перестал попадать в состав, чего не было в двух предыдущих сезонах. По ходу сезона у меня не было шанса даже тогда, когда дела у команды шли не очень. Я ничего не говорил, играл за резерв, полностью выкладывался. Что касается этой зимы, посмотрим, но учитывая, что мой контракт истекает, клуб не может отдать меня в аренду. 1 февраля состоится дерби старой фирмы. Честно, мне паршиво от одной мысли, что я могу его пропустить. Всегда хотел, как минимум, его прочувствовать. А сыграть в нем, это моя мечта, но мне хотя бы его ощутить. Болельщики ждут этого три года, это будет фантастика!

Romain Molina, hat-trick.fr