Жюльян Пальмьери: Болел за Бастию, даже играя в Лионе

Жюльян Пальмьери ныне выступает за Бастию, хотя первые шаги делал в Лионе. Защитник делится воспоминаниями об академии, обидой на Алена Олио и восхищается Лаказеттом. 

«Когда мне было 14 лет, Лион хотел меня сохранить, однако на условиях любительского контракта. И я отказался. Я стал лучшим бомбардиром и ассистентом во второй половине сезона. В то время я играл на позиции 10-го номера. Я воспринял этот факт как несправедливость. В этом возрасте, с этим тяжело смириться. Возможно, это покажется претенциозным, но когда я заслуживаю чего-либо, я стараюсь этого добиться. Так было и я не собираюсь об этом думать всю свою жизнь.

«Мне давали не много шансов. Я вспоминаю многих тренеров, например, Пьерра Наварро, который мне доверял. Но были и Патрик Пайо и Ален Олио. Эти двое вообще не рассчитывали на меня, они мне не доверяли. Они сделали свой выбор. После, я их не встречал. Я единственный игрок из поколения 1986, кто выступает в Лиге 1. Грегори Беттиоль сейчас в Лиге 2. И всё, я думаю. Поколение «86» было принесено в жертву в пользу поколения «87» (Бензема, Бен Арфа, Мунье, Реми). Все это знают, но никто об этом не говорит.

Я единственный игрок из поколения 1986, кто выступает в Лиге 1

«С самых ранних лет нам прививали понимание профессионализма. Могу вас сказать, что нас не очень-то любили на турнирах, например, в Монтегю. Мы были вместе, очень сплочены. Очень рано нас начали готовить для игры на высоком уровне. Именно поэтому, Гоналон, Лаказетт или Фекир быстро себя проявили. Нас готовили для профессионального футбола, нас заставляли трудиться. Очевидно, это лучший клуб по работе со своими воспитанниками во Франции. Это бросается в глаза. Все, кто проходит через центр подготовки нашей академии… Лионские воспитанники проявили себя в лучших европейских клубах. Они хорошо готовят футболистов и нужно стараться их сохранить как можно больше (смеется).

Мой отец многое сделал для Карима

«Лион — это, однозначно, часть моей жизни. Но в первую очередь я обязан самому себе. Я хотел преуспеть после той неудачи. К тому же, свой первый матч на профессиональном уровне я провел рядом с Флораном Лявиллем. У меня осталось мало лионских контактов. На прошлой неделе видел Антони Мунье. Мой отец знал многих. Он дружил с Паскалем Ольметтой, Флорианом Морисом. Мы иногда общаемся. Я видел почти каждый день Карима Бензема. Мы жили недалеко от Брона. Мой отец возил нас вместе в «Тола Волож». Он многое сделал для Карима. Но видимо, у него короткая память. У каждого своя дорога.

«У меня не осталось никаких сожалений. Страница перевернута. Для меня это обыкновенный матч. Сначала это были особые игры, сейчас — нет. Я мечтал играть за Лион. Но я горжусь тем, что защищаю цвета Бастии. Это большой клуб, заставляющий Францию трепетать. Я отдаюсь полностью на поле. Я надеюсь, что все те, кто верили в меня, сейчас счастливы.

Фекир и Лаказетт — настоящие инопланетяне

«Лион проделал невероятную работу. Фекир и Лаказетт — настоящие инопланетяне. Нужно не дать Лаказетту себя проявить. Видно, что их хорошо подготовили в академии. Они очень хороши, но есть и другие. Фекир нас заставил страдать в прошлом сезоне (гол+2 передачи). Я с интересом слежу за лионской молодёжью. У Н’Жи сумасшедшая скорость, Яттара очень хитер. Я знаю почти всех. С каждым разом все больше и больше впечатляет Толиссо.

«Нам все-равно против кого играть. Будь это Лион или иной клуб. Пусть лучше они задаются вопросами. Мы знаем нашу ситуацию, они должны готовиться к тяжелой игре. Не могу сказать, что скучаю по Лиону. Да, у меня там хватает друзей. Очень хорошо помню игры Лион — Бастия на «Жерлане». Я всегда болел за Спортинг, даже играя за Лион» — рассказал Жюльян Пальмьери в интервью для olympique-et-lyonnais.com.