Жан-Мишель Олас: Я готовлю себе замену

Жан-Мишель Олас дает большое интервью, в котором рассказывает о новом стадионе, целях на будущее и скором уходе из Лиона. 

— Вы всегда утверждали, что рано или поздно Лион вернется на лидирующие позиции. В следующем сезоне ваш клуб может оказаться в Лиге чемпионов, при этом даже сыграть в этом турнире на своем новом стадионе. Это соответствует вашим изначальным планам или же это приятная неожиданность?

— Мы так задумывали изначально. Нас немного подвели темпы строительства. Арена должна была быть готова к сезону 2010/2011. Поэтому нам пришлось внести изменения в состав и вообще этот переходный период получился сумбурным. Но хочу подтвердить: если у нас получится по итогам сезона отобраться в еврокубки или, того лучше, в Лигу чемпионов, это будет замечательным результатом.

— Новый стадион вот-вот откроется, команда демонстрирует убедительные результаты, отлично проявляет себя молодёжь: получается, что Лион наверстывает упущенное время, чтобы в будущем получить конкурентное преимущество?

— Мы надеемся на это. Мы находимся в шаге от начала реализации новой бизнес-модели и от конкретизации всего того, что было ранее запланировано. Все рассчитано так, чтобы мы добились максимально положительного сценария. Но стоит быть осторожным: все далеко не всегда случается так, как это было запланировано.

Жан-Мишель Олас: Нам понадобится 27 лет, чтобы полностью рассчитаться за стадион

— С новым стадионом у вас появится возможность развиваться еще быстрее и высвобождать ресурсы, чтобы войти в Топ-10 европейских клубов. Такую цель вы озвучивали ранее?

— При выполнении расчетов мы старались исходить из того, что при нормальном функционировании нам не придется продавать игроков. Для всех клубов, выступающих в ЛЧ, это наиболее важный момент. На протяжении многих лет мы были обязаны расставаться с игроками, чтобы привести наши счета в порядок. C переездом на новый стадион мы должны достичь равновесия без продаж футболистов.

— Сколько средств вы рассчитываете высвободить, чтобы чувствовать себя уверенно?

— Мы говорим о стадионе, однако он находится на территории парка площадью 50 гектаров, где разместятся гостиница, больница, торговый и бизнес-центры. Очень скоро мы вернем где-то 40-50 миллионов. На более долгосрочном этапе, в более-менее стабильный период, мы должны достичь показателя в 70-80 млн. в год. К тому же, планируем увеличить наши обороты с 120 млн. до 200 млн. в год, без учета продажи игроков. По финансовым показателям скоро мы должны попасть в Топ-10 Европы.

— Не будем забывать, что вы должны еще расплатиться по займам, чтобы стать полноправным собственником стадиона?

— Я не говорю, что у нас будет 40-50 миллионов прибыли, будут и затраты. Годовой платеж по нашим обязательствам составит 13 млн. евро. Мы вложили 400 млн. евро в реализацию этого проекта. Это больше, чем ПСЖ и Монако вместе потратили на покупку игроков. Это важный момент!

— И через какое время вы станете полноправным собственником стадиона?

— Первый транш погашения задолженности рассчитан на 7 лет. К тому моменту мы будем должны рефинансировать часть средств, вложенных в стадион. Думаю, что вторая стадия рефинансирования растянется на 15-20 лет. Получается, что нам понадобится 27 лет, чтобы полностью со всеми рассчитаться. Мы взяли на себя все эти риски, но было заранее предусмотрено, что этот проект будет сбалансированным и вскоре станет рентабельным. Мы больше не будем терять деньги, как это делали последние 5 лет.

— На какую стратегию вы планируете опираться в будущем? Академия — это хорошо, но чтобы преуспеть в Лиге чемпионов нужно укрепляться сильными игроками…

—  Или не терять теперешних футболистов. Молодые игроки скоро захотят получить другое вознаграждение, которое соответствует тем суммам, что могут себе позволить большие клубы. Поэтому нужно либо улучшать условия своим игрокам, что я нахожу совершенно нормальным, либо искать усиление на стороне. Но основная идея — войти в Топ-10, сохранив всех наших молодых игроков. Мы уже сохранили некоторых и будет здорово, если получится удержать остальных.

— Средняя посещаемость Жерлана на сегодняшний день составляет 33 000 зрителей. Не вызывает ли у вас беспокойства тот факт, что скоро вам придется постоянно заниматься заполнением арены на 60 000 зрителей?

— Этот вопрос постоянно вызывает беспокойство. Но заполнять стадион, на котором будут созданы все условия для семей, организаций и всех других типов болельщиков, будет куда проще, чем собирать на 38-тысячной арене, где нет никаких удобств и куда очень сложно добраться. Нужно работать так, как это делают отели и туристические лагеря. Адаптировать цены к зрительскому интересу, выступлениям команды и предложенной афише. Как показывает практика, все те клубы, что недавно построили новые стадионы, смогли увеличить посещаемость  по сравнению с той, что была до переезда на новые арены. И это в независимости от результата. И нет никаких препятствий к тому, чтобы тоже самое произошло и у нас.

— Финансовое состояние вашего клуба беспокоит UEFA, что запросил у вас дополнительную информацию в рамках политики финансового fair-play?

— Существует установленный лимит в дефиците бюджета не более 45 миллионов евро за последние 3 года. Разумеется, мы превысили этот показатель. И то, что мы попали под подозрение, совершенно оправданно. Но мы не нуждаемся в дополнительном контроле, чтобы проверить, что мы не увлекались трансферными сделками. Мы не совершали их на протяжении долгого времени. Что касается зарплатной ведомости, то за три года мы уменьшили ее на 40%. У нас нет никакого беспокойства, мы уверены в себе. Мы прекрасно знаем правила и их определения.

— Вы являетесь членом комиссии европейской ассоциации клубов (ECA), которая ратовала за введение финансового fair-play. Мы знали вам как одного из яростных критиков этого новшества, особенно это касалась клубов с большой задолженностью.

—  Уже три года я возглавляю эту комиссию. Заявлялось, что мадридский Реал является исключительным случаем. А сегодня они подтверждают, что их модель является наиболее успешной. Реал зарабатывает деньги и постепенно рассчитывается с долгами. Нужно продолжать необходимое снижение.

[su_quote cite=»Жан-Мишель Олас»]Я точно не буду руководить лионским Олимпиком до 80 лет[/su_quote]

— Вы недавно заявили, что рассматриваете возможность отхода от дел и даже передачи полномочий. Вы серьезно об этом задумываетесь?

— Конечно, ничто не вечно. Если ваш клуб показывает хорошие результаты, выступает на собственном стадионе и не является убыточным, мы находимся на стадии рекуррентности. Это позволяет сохранить позиции. Представьте, что выходя от сюда меня собьет автобус, постучим по дереву конечно. Когда ты руководитель  и возглавляешь организацию, нужно задавать себе нужные вопросы? Что же будет, если случится несчастье? Модель, которую мы развиваем, позволит нам обезопасить свое будущее. И оно не будет зависеть от личности президента или кого-то другого.

— Стоит ли полагать, что вы уже готовите своего преемника?

— В марте мне исполнится 68 лет. Я точно не буду руководить лионским Олимпиком до 80 лет. И да, я готовлю себе замену и думаю об этом. Тоже самое касается и компании Cegid.

— Вы собираетесь передать дела, продать клуб или самостоятельно назначить преемника?

— Сначала я хочу сделать так, чтобы система сама функционировала. Потом, в системе клуба есть много компетентных специалистов, способных им управлять. Не могу вам сейчас сказать, что, к примеру, завтра продам клуб или передам кому-нибудь дела. Сейчас я стараюсь делать все возможное, чтобы организация с 25-летним опытом продолжала работать. И чтобы в будущем, все могло функционировать без меня.

— Это совершенно новый дискурс с вашей стороны.

— Когда вы открыто объявляете о денежных потерях и о том, что дела идут не так хорошо, как раньше, то банкиры могу отвернуться от вас, если вы расскажете о желании уйти. Это не лучший момент.

— Будучи менее занятым по вопросам, связанным со строительством стадиона, вы станете больше общаться с прессой? В последнее время вы вели себя достаточно скромно?

— (Смеется). Да, думаю, я теперь буду чаще высказываться. Хотя мои коллеги подтвердят, что активно я присутствую как в UCPF (союз профессиональных клубов) или в руководстве Лиги. Мы размышляем о многих вещах, об управлении Лигой, изменении футбола. Здесь куда более важными являются действия, которые должны предварять слова.

— Теперь у вас будет больше времени, чтобы посвятить себя другим вопросам. Готовы ли вы взять на себя больше ответственности в в рамках деятельности Лиги, UCPF?

— Для начала нужно, чтобы меня об этом попросили, чего пока не произошло. Но почему бы и нет? Я не знаю, не задавался этим вопросом. У нас остается год, чтобы закончить и открыть стадион и забраться как можно выше в чемпионате. 2015 год — год работы и конкретизации всего того, что мы сделали. Преждевременно говорить о каких-либо других вещах на 2015 год.

Жан-Мишель Олас: Если Лигу сократить до 18 команд, это улучшит календарь.

— Но французский футбол столкнулся с большими трудностями?

— Да, и это очень беспокоит.

— И что вы предлагаете в качестве решения? Сократить Лигу до 18 команд?

— Это один из путей решения проблемы, но не единственный. Для начала существует экономический аспект. Люди, которые вкладывают деньги в профессиональный футбол, должны быть хозяевами своей судьбы. А пока это не так.

— Что вы этим хотите сказать?

— Нужно подумать как ввести больше прозрачности в процессы между теми, кто занимается экономикой футбола и теми, кто принимает решения. Конечно, стоит добавить больше реализма в управлении различными институтами. Разумеется, если Лигу сократить до 18 команд, это улучшит календарь. Все понимают, что когда команда участвует в еврокубках, календарь становится непростым. И первое решение сократить количество клубов в Лиге с 20 до 18.

— Иногда говорят об упразднении кубка Лиги.

— Да, можно отказаться от этого турнира, который забирает 4-5 очень привлекательных дат. Можно помочь тем клубам, что выступают в еврокубках, в особенности в ЛЕ. Они играют в четверг вечером и следующий тур для них должен проходить в понедельник. Так делается в других чемпионатах. Это позволит распределить нагрузку на неделе. Играть в четверг в глубинах Румынии и спустя 48 часов выйти на поле в чемпионате, как это произошло с нами, это ненормально. Нужно уметь вносить правки в календарь.

— Как вы относитесь к другой насущной идее: проводить стыковые матчи?

— Нужно защищать клубы, которые получают путевку в высший дивизион и те, которые вылетают. Идея заключается в том, чтобы давать больше денег и тем, и другим, чтобы у них была возможность справиться с этим переходным периодом. Такие клубы очень подвержены рискам. Отсюда и происходит необходимость защиты тех клубов, что вылетают в дивизион ниже. Три прямых выбывания — это слишком много. Нужно перейти к одному прямому вылету, а две другие позиции пусть определяются в стыковых матчах. Это будет элементом безопасности.

— Чтобы перейти к таким реформам, нужно чтобы большие клубы имели больше власти?

— Решения касательно Лиги должны принимать клубы, принимающие в ней участие. Сейчас же решения принимаются на генеральной ассамблее. И это тянет вниз весь французский футбол. Когда право голоса дается всем, то преимущество получают маленькие клубы, которых элементарно больше. Чтобы распределять больше средств, надо больше зарабатывать, а больше зарабатывают большие клубы. Решения должны приниматься руководителями клубов Лиги 1, а не всем футбольным миром.

— Голосуете ли вы за перераспределение средств, полученных от ТВ-трансляций, в зависимости от количества заработанных баллов в таблице коэффициентов UEFA?

— Да. Чем больше наших клубов выступает в еврокубках, тем больше дополнительных средств поступает в наш чемпионат. Это абсурдно, что Португалия, которая имеет более высокий рейтинг, может стать угрозой для Франции. Если завтра у нас останется всего два места в Лиге чемпионов вместо 3-4 мест, что имеются у других стран, это будет настоящей драмой для нашей экономики.

— Вы как и Луи Николлен, являетесь одним из динозавров президентского цэха Лиги. Что думаете о своих коллегах и новом поколении руководителей?

— (Улыбается и специально отклоняется от ответа на вопрос) Мне нравится Луи Николлен и я вдохновлялся тем, что он делал. Он первым начал уделять внимание женскому футболу, он инициировал множество проектов. Нужно опираться на людей с жизненным опытом и упрощать жизнь тем, кто инвестирует в футбол.

 — Вы так и не ответили на вопрос о коллегах?

— Как и везде, есть люди очень хорошие и менее хорошие.

— Чувствуется, что вы готовы занять большой пост с высокой степенью ответственности?

— (Смеется). Нет, в краткосрочной перспективе у меня две цели: вывести Cegid на максимально высокий уровень и вывести команду, состоящую из клубных воспитанников, на новый стадион. Мне этого достаточно.

— Но футбольное руководство постоянно страдает из-за частых споров между президентом Лиги Тирье и руководителем федерации Ле Грэ. Нет ли необходимости в единении?

— Если руководство объединено, то и клубы будут сильнее. Мне кажется, это хороший ответ (улыбается).

— Победа в ЛЧ может стать красивым прощальным аккордом?

— Я не знаю. Это остается мечтой, тем самым, что заставляет меня трепетать, даже несмотря на наши достижения. Если бы я все закончил в день, когда мы взяли седьмое чемпионство, я бы потерял многое, в частности, строительство стадиона. Нельзя увязывать свой уход со спортивными целями. Но тогда я был более молодым. Нужно также уметь смотреть правде в глаза.

France Football, 27/01/2015