Клеман Гренье: У меня почти нет права на ошибку

Клеман Гренье дает большое интервью, в котором смешались воедино любовь и злость по отношению к Лиону. 

«После того, как я восстановился, дела пошли в гору. Я был переполнен желанием, был голоден до футбола, хорошо сыграл с Валенсией в Лиге чемпионов, да и вообще чувствовал себя хорошо. Вполне логично, что потом случился спад, учитывая сколько времени я пропустил из-за травмы. Уже три месяца я нахожусь в хорошей спортивной и психологической форме, однако малое количество игрового времени не позволило мне проявить себя. У нас был всего один матч в неделю и тренеру приходилось выбирать, все просто. Если бы играл чаще, то я бы быстрее вернулся на свой прежний уровень, но такова наша профессия. В такие моменты ты многому учишься. Я понял, что таков футбол и что здесь все быстро забывается…

Мне пришлось заново обретать веру в свои силы. Другие либо верят в тебя, либо нет. Со стороны могло показаться, что я всегда был уверен в себе, но во время восстановления я часто сомневался. Я  — чувствительный человек, принимаю все близко к сердцу и слишком много думаю. Иногда все это провоцирует потерю уверенности.

Клеман Гренье: Я понял, что таков футбол и что здесь все быстро забывается

Не соглашусь в теми, кто считает, что мое место под нападающими. При Клоде Пюэле мы также играли 4-3-3 и тогда я действовал ближе к обороне, иногда даже на позиции шестерки. Я редко играл на позиции десятки, хотя почему-то принято считать иначе. Я кайфую от игры на этой позиции, но так получилось, что во взрослом футболе я редко играл там. Активное использование флангов — не новое явление для Лиона, я застал это еще при Гову и Бастосе. И вообще не считаю, что нынешняя тактика Лиона и мой игровой стиль несовместимы.

Я никогда не опускаю руки. Да, я не понимал выбора тренера, мы переговорили и я принял его точку зрения, т.к. я всегда соглашаюсь с конкуренцией. Когда я только начинал, моими соперниками были игроки своих национальных сборных, а я все равно играл. 4 года назад меня хотели отправить в Ниццу, но я снова доказал свою необходимость и получил игровую практику. В Лионе мне всегда вставляли палки в колеса.

Пусть я и клубный воспитанник, но мне никогда не было здесь легко. Не успел я подписать профессиональный контракт, как Лион приобрел Миралема Пьянича, с которым мы были одного возраста. Мне пришлось здорово постараться, чтобы проявить себя. Потом был приобретен Йоанн Гуркюфф, нас все считали конкурентами за место в составе, хотя мы вместе прекрасно взаимодействовали. Как бы это парадоксально не звучало, но случается так, что в клубе не доверяют своему воспитаннику, о котором знают почти все: и сильные стороны, и недостатки. Возможно, именно знание недостатков вынуждает клуб искать людей на стороне. Но ведь и у новых игроков есть свои минусы, которые можно определить только со временем. Такова моя лионская история.

Клеман Гренье: В Лионе мне всегда вставляли палки в колеса

Лионский клан внутри коллектива? А что это вообще может значить? Да, мы гордимся тем, что мы лионцы, гордимся своим клубом, который привык побеждать и играть в красивый футбол. Помню, как сказал после проигранного дерби, что лучше уступить, чем играть так, как это делал Сент-Этьен. Истории о проблемах в раздевалке и разделении на местных и пришлых в первой части сезона — просто отмазки.

Когда к нам перешел Кристоф Жалле, я пригласил его себе в гости. Также было и с Жереми Морелем. Проблема была в том, что мы не побеждали, а каждый беспокоился только о своей шкуре, и когда на поле ничего не получается, ты ищешь причины на стороне. Много говорят о моральном духе, сплоченности и т.д., но именно победы формируют коллектив. Нет побед — нет коллектива. Очень сложно быть сплоченными, когда ты постоянно проигрываешь.

История Бензема и Вальбуэна затронула вовлеченных в нее людей, мы же старались не думать обо всем этом. Каждый имеет право на свои проблемы. Знаю одного тренера, который постоянно говорил: Ваши проблемы остаются за дверью в раздевалку.

Когда футболисты зациклены на персональных и коллективных целях, вполне нормально, что про тебя забывают. Они не особо понимают того, кто постоянно борется с травмами. Мы живем в разных реальностях. Мы приезжаем в 9 утра на процедуры, а парни спустя час едут на тренировку. В обед они уже свободны, а нам еще заниматься до пяти вечера. Мы — одна команда, но такое ощущение, что занимаемся разными профессиями. Это отдаляет нас друг от друга. Я старался быть вместе с коллективом, ходил на все матчи. Однажды, когда не получилось прийти на стадион, парни спросили почему так вышло. Значит, они обращали на это внимание.

Клеман Гренье: Мало кто знает, но после 90 дней простоя клуб перестает платить тебе зарплату

Не думаю, что на меня смотрели как-то иначе, учитывая размер моей зарплаты и постоянный статус травмированного. Во всяком случае, я на это надеюсь. Мало кто знает, но после 90 дней простоя клуб перестает платить тебе зарплату, поэтому я не сидел на шее клуба все это время. Но об этом почему-то никто не хочет знать. Лично я никогда никому не завидовал, так уж меня воспитали. Некоторые мои друзья встают в 6 утра, чтобы заработать свои 1200 евро в месяц, но разница в зарплатах не портит наши отношения.

Мне почему-то всегда меньше прощается, чем остальным. У меня почти нет права на ошибку. Именно так я себя ощущаю. Я всегда осознавал то, что делаю, и объяснял причины. Когда я боролся с болезнью, мне сказали, что в течение какого-то времени мне вообще нельзя заниматься физической активностью, разве что ходить. Тогда я решил расслабиться в компании друзей, чтобы немного снять напряжение. Или мне надо было впасть в депрессию? После этой истории на меня нацепили ярлык недисциплинированного игрока. Конечно, можно куда более выгодно продать истории, типа «вот Гренье с бокалом вина» и «вот он же в ночном клубе».

Лично я очень люблю клуб, но также ценю искренность. Когда я был чем-то недоволен, я открыто говорил об этом. Скоро я переговорю с президентом клуба и тренером. Вместе, мы найдем решение. Пока что я не знаю, где буду играть в следующем сезоне. Но что бы ни случилось, Лион всегда будет на первом месте в моем сердце» — рассказал Клеман Гренье в интервью France Football.