Арнольд Мвуемба: Я страстный фанат NBA

Арнольд Мвуемба дает большое интервью, в котором рассказывает о своих увлечениях, жизненных принципах, друзьях и о многом другом. 

— Вас нельзя назвать ни железным запасным, ни твердым игроком основы. Как вы проживаете эту ситуацию?

— Как и любой другой игрок, я бы хотел играть всегда. Есть главный, в нашем случае это тренер, который делает свой выбор, и его нужно принимать. Моя задача — выкладываться на тренировках и во время матчей. Я должен продолжать делать свою работу.

Думаете ли вы о том, чтобы однажды стать твердым игроком основы в Лионе?

— Я бы хотел этого и надеюсь, что это случится. Именно поэтому я продолжаю работать каждый день.

— Иногда кажется, что в общении с прессой вы стараетесь не раскрываться. Это какая-то защитная реакция?

— Да нет (удивленно), я всегда стараюсь отвечать искренне. Возможно, вы хотели бы услышать более развернутые ответы. Я никогда не убегаю от вопросов. Я довольно сдержанный человек, но не особо застенчивый. Говорить с прессой — это одно, но главное — это футбольное поле.

Увлечения

— Чтобы лучше вас узнать, расскажите о себе. Чем вы занимаетесь вне мира футбола?

— У меня есть небольшой дом, вот им я и занимаюсь (смеется). Кроме этого, при случае я хожу в кино вместе с женой. Несколько раз выбирались в центр Лиона, но в целом я скорее домосед, мне нравится оставаться дома, смотреть баскетбол. Я страстный фанат NBA и больше остальных мне нравится Кливленд.

— Есть ли у вас друзья среди одноклубников?

— Я хорошо общаюсь со всеми без исключения. Наверное, чуть больше я общаюсь с Мехди Зеффаном, Муамаду Дабо, Александром Лаказеттом, Самюэлем Умтити. Если честно, как я ранее говорил, я постоянно контактирую со всеми моими одноклубниками.

— Вы говорили, что не против продлить свой контракт (текущее соглашение Арнольда рассчитано до июня 2016 года)…

— Созданы все условия, чтобы я остался здесь. Я пока не твердый игрок основы, но я прекрасно себя чувствую в городе и в клубе. Мне очень здесь нравится.

— Как по вашему, в чем сила команды Лиона образца 2014/2015?

— У нас был сложный период в августе из-за большого количества травмированных игроков. Потом ситуация улучшилась кардинальным образом. Мы начали добиваться успеха, мы едины, мы — настоящий коллектив, вот в чем наша сила. Мы прекрасно чувствуем нашу систему игры, Алекс продолжает расти и играет очень результативно, раскрылся Набиль Фекир, мы хорошо обороняемся

— Чему вас научил ваш тренер, Юбер Фурнье?

— Он умеет подбирать нужные слова, он хорошо знал клуб. Он привнес свои тренерские идеи. Все друг друга знают, состав почти не поменялся с прошлого сезона, разве что состав стал более молодым.

— Что думаете о современном мире футбола?

— Мы все знаем, что часто говорят о футболистами. Это началось не сегодня. Я привык уже к некоторым штампам. В мире футбола есть много молодых игроков, которые начали зарабатывать очень рано, что может создать некоторые проблемы. В то же время, не нужно никого судить, ведь каждый волен распоряжаться с собственными деньгами по своему усмотрению.

Личные трагедии

— Вы пережили несколько трагедий, сделало ли это вас иным игроком?

— Стараюсь не сравнивать себя с другими. С тем, что я недавно пережил*, потеряв моего брата и четырьмя годами ранее сына, моя жизнь уже никогда не будет прежней. Сейчас я стараюсь наслаждаться многими вещами. Футбол — это всего лишь игра. Прежде всего нужно быть человеком. Быть честным в жизни, по отношению к другим — это самое главное для меня. То, что я пережил, сделало меня сильнее.

— Все это помогает вам преодолевать препятствия?

— Конечно. Мой брат был страстным болельщиком, он также занимался боксом, следил за моей карьерой. Как только у меня что-то не получается, я думаю о нем и это придает мне силы. То же самое касается и моего сына, которого я потерял в 2010 году. Он уже начинал играть с мячом… Когда все идет не так, ты думаешь об этом всем и понимаешь, что нельзя останавливаться, т.к. они хотели бы, чтобы я продолжал бороться.

— Вы уже говорили об этом со своими одноклубниками?

— Случалось об этом говорить, но только с теми, кто знал моего сына и старшего брата, но чаще всего об этом я говорю с моими братьями и моей сестрой. Мы были очень близки, и это нас сблизило еще больше.

— Вы верующий человек?

— Да, я очень верующий человек, я христианин. Стараюсь об этом не говорить направо и налево, так как считаю, что это нечто глубоко личное.

— В Лионе есть и католики, мусульмане и атеисты. И с этим не возникает проблем…

— Именно так. У нас здоровый климат внутри коллектива. Мы единое целое, где каждый уважает друг друга. В этом вопросе никогда не было проблем.

— И в завершении, если завтра вам придется уйти из Лиона, что бы вы хотели услышать о себе?

— Я хотел, чтобы сказали, что я всегда оставался самим собой. Все просто.

* Старший брат Седрик умер в августе, в 32 года, после продолжительной болезни. В 2010 Арнольд потерял трехлетнего сына.

Razik Brikh, journaliste à Olympique-et-lyonnais.com et Lyon Capitale.